5 (913) в продаже с 14 февраля 16+

Александр Маленков: «Журналистика «переехала» в маленькую черную коробочку – в телефон»

13 декабря 2019

В Казани с визитом побывал известный специалист в области масс-медиа, главный редактор мужского журнала MAXIM Александр Маленков. В ходе своей встречи с представителями местной прессы он презентовал свою книгу «Сам по себе мальчик», рассказал про новые медиа и блогеров, феномене Дудя и битве за аудиторию.

– Здравствуйте, Александр! Как признанный эксперт в области журналистики, расскажите о последних тенденциях медиа-рынка.

– Здравствуйте! Новые времена бросают нам много новых вызовов. Почти все сейчас находятся в ситуации перехода к новым СМИ, и к каким именно – даже не понятно. Блогеры сразу «разогнались до ста», но неясно, являются ли они журналистами. А все традиционные журналисты немного растеряны. Сейчас в редакциях выбирают между двумя кандидатами, которых можно взять на работу – журналистом или блогером. Пришло время совмещения, не обязательно быть кем-то одним. Я сам долгое время работал программистом, но затем печатное слово стало приносить мне ощутимые деньги, и я стал редактором. Журналист – это универсал, он пишет на любую тему, которую ему дали, пишет всегда хорошо. А блогер пишет о том, что ему интересно самому. В случае если у блогера 100 тысяч подписчиков в Инстаграме и 5000 подписчиков в Фейсбук, то приоритет точно будет отдаваться ему, потому что он тем самым усиливает то медиа, в котором работает. Это даже не тренд, а хороший инструмент, что я заметил по себе, когда мы много лет издавали бумажные издания. Со временем наш KPI (англ. Key Performance Indicators, KPI – «ключевые показатели эффективности», числовые показатели деятельности подразделения либо предприятия, которые помогают организации в достижении целей или оптимальности процесса, а именно: результативности и эффективности – прим.ред.) – это уже не столько продажа тиража, сколько трафик, трафик, трафик. А для этого все способы хороши. Друзья или крупные бренды, у которых большая аудитория в сети, также могут помогать в достижении этой цели. Мы назвали это «фактор Козырева». Так, Михаила Козырева (российский журналист, музыкальный критик, продюсер, теле– и радиоведущий, актёр, бывший генеральный продюсер радиостанций «Максимум», «Наше радио» и «Радио Ultra» – прим.ред.) читают десятки тысяч пользователей, и он по доброте душевной говорил нам: «хороший материал, давайте я размещу его у себя». И в течение дня его пост действительно меняет наши показатели сайта. В идеале, если развивать эту концепцию, то тебе нужно 10 инфлюэнсеров (от англ. influencer – «влияющий» – блогер, пользователь социальных сетей, потенциально способный повлиять на мнения и поведение целевой аудитории того или иного рекламодателя, сотрудничающий с рекламодателями и производителями какой-либо продукции с целью её продвижения – прим.ред.) с большой базой подписчиков, которые бы тебя все время «репостили», и это будет большая разница по сравнению с обычным потоком пользователей.

– Как же быть традиционным СМИ – газетам, журналам?

– Главная дилемма в том, сохранять ли медиа-бренд, будь то газета или журнал. Пришло время личности, которая такому бренду противопоставлена. Люди хотят воспринимать информацию через других людей – новости, аналитику, развлечения. Важен не коллектив, а конкретный персонаж – скажем, Иван Ургант, а интервью берет именно Дудь или Познер. С 2002 года с первого номера я работаю главным редактором журнала Maxim– супертрадиционного СМИ. Сейчас, когда бумажную прессу практически никто не покупает, и журнал превратился в некую витрину, то денег он особо не генерирует, а идут они с других платформ, где совсем другие законы. Раньше у нас были гигантские тиражи и огромная аудитория. Теперь же, когда ты открываешь сайт или соцсети, и с надеждой ждешь, что эти люди плавно «перетекут» на твой сайт, но не тут-то было. Развлекательный журнал – это не та вещь, которую будут искать. Нужды в этом нету, пользователи могут «развлечься» еще в 10 местах, а в нашем случае это критично. Если сайт попадется на глаза, то они могут посмотреть, но в целом могут и обойтись. И мы неприятно удивились, поняв, что наша «старая» аудитория не спешит к нам. Было ведь так – журналист придумывает тему и вопросы, берет интервью, неделю расшифровывает его и почти месяц пишет лонгрид (от англ. longread – «долгое чтение», большой материал, представляющий собой длинный текст от 8000 печатных знаков, разбавленный картинками и инфографикой – прим.ред.) для ежемесячника. Когда же все «переехало» в телефон, эту черную коробочку, то выяснилось, что качество себя просто не окупает, а окупает количество! Это можно сравнить с рестораном и фастфудом, когда раньше мы готовили и красиво подавали, а теперь мы быстро делаем и потребляем контент как бургеры или чипсы.

– Как Ваше издание справилось с новыми трендами и запросами аудитории?

– Медиа должно играть по этим правилам. Иначе ты можешь стать качественным, но убыточным изданием. Все известные нам бренды – New York Times, Guardian, «Медуза» – убыточны. Конечно, есть система Pay Wall (от англ. «платить» и «барьер», метод ограничения доступа к контенту с помощью покупки или платной подписки на издание – прим.ред.), как у любимого мною журнала Economist, но число заинтересованных людей при этом «падает» на порядок. Однако, рецепта успеха здесь не существует, поэтому каждое медиа сейчас что-то изобретает. А подписываться на тебя будут только, если ты достаточно эксклюзивен. К счастью, мои редакторы смогли перестроиться на писание статей для интернета, хотя часто это и копипейст (от англ. copy & paste — «копировать и вставлять», скопированный в статью из внешних источников текст – прим.ред.). Можно брать кадры моложе, которые более погружены в это все, но сто процентов хуже пишут, и вложить в них ценности бренда, либо переучивать «старых». Два года назад мы начали развивать видео-формат и стали делать канал на YouTube. Начали со съёмок бэкстейджей (от англ. backstage – «за кулисами», процесс съемок в ходе показов мод, театра, телевидения, который не виден зрителю – прим.ред.), меня почти пинками «вытолкнули» туда как единственного, имеющего опыт выступлений на радио телевидении. И я стал делать в YouTube то же, что я делал для журнала. Привык к своему голосу, образу, и оказалось, что это не так уж и страшно. У нас накопилось 415 000 подписчиков. Как зритель я люблю смотреть исторические стримы (от англ. stream – «поток», трансляция действий в сети в режиме реального времени, происходящих на компьютере, на улице или в помещении – прим.ред.), под это хорошо засыпаю, обзоры международной политики.

– Вы считаете, что будущее СМИ в таком видео-формате?

– Есть мнение, что тексты – это вчерашний день, и картинка, несмотря на 5000 лет существования письменности, стала ее вытеснять. Каждый способен стать сам по себе СМИ. Можно пробовать завести свой канал и снимать на телефон. Не надо думать, что это как на телевидении: здесь чем больше помарок и чем это выглядит сырее, тем лучше. Всем надоела телевизионная стерильность, одинаковость интонаций дикторов, поэтому массовая аудитория стала «утекать» в Интернет, где более «живой» формат и многообразие жанров, персонажей и героев, можно оговариваться или хихикать. Будущее СМИ может быть сообществом отдельно известных персон. Вообще, если посмотреть вот сегодня на популярные видео-блоги, то это ж волосы на голове дыбом встают! Они ни о чем! Но это миллионы просмотров, а их владельцы «гребут» рекламные деньги и контракты, и после этого их странно осуждать, согласитесь. Начинаешь задумываться – может в тебе что-то не так? Люди ленивы, они выбирают то, к чему надо прилагать меньше усилий. Им стало удобнее получать информацию с более удобного маленького устройства – планшета или смартфона, журнальный разворот совсем не интересен таким пользователям. Когда мы хотим дать ответ на вопрос «что будет», то надо отвечать: «что удобнее, то и будет».

Иван Михалик

На правах рекламы

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
20 февраля

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?