13 (968) в продаже с 9 апреля 16+

Сохраняя наследие Джаудата Файзи

22 января 2021

В 2020 году в Татарстане достойно отметили 110-летний юбилей Джаудата Файзи при участии именитых и совсем юных музыкантов, преподавателей музыкальных школ, театров и музеев Татарстана. Это стало приятным сюрпризом для почитателей творчества композитора, музыка которого давно нигде не звучит, а ноты его произведений не переиздавались с середины прошлого века. В современных условиях, когда многое поставлено на коммерческие рельсы, есть опасение, что музыка наших классиков вообще может исчезнуть. К примеру, творчество Джаудата Файзи не вошло в антологию татарской классической музыки, а ведь он – один из ее основоположников и создателей. Специалисты пишут о нем как о выдающемся мастере музыкального искусства, человеке большой внутренней культуры и обаяния.

Сюрпризы юбилейного года

Для многих, особенно для молодежи, стала откровением музыка Файзи в исполнении государственного симфонического оркестра на V фестивале татарской музыки «Мирас». Это были отрывки из оперетты «Башмагым», комедии «Ходжа Насретдин», музыкальной комедии «Идель буенда» («На берегу Волги»), песня «Урман кызы» («Лесная Дева»), вальс «Яз шатлыгы» («Радость весны»), которые звучали свежо и  современно, вызывая восхищение слушателей. И во время 18-го фестиваля татарской хоровой музыки исполнялись произведения Джаудата Файзи, в том числе студенческий вальс из оперы «Неотосланные письма» по произведению Аделя Кутуя (она считается вершиной творчества композитора).

2020 год не только подарил нам вновь музыку Джаудата Файзи, но и познакомил с самим композитором, ведь работники музеев  смогли предоставить записи в его дневниках, дали возможность услышать его голос. Записанное на магнитофонную ленту выступление Файзи на радио продемонстрировало его силу убеждения. Он обращался к радиослушателям как к собеседникам, вызывая их на диалог, то есть  манера ведения радиопередачи была крайне нетипичной для своего времени. Кстати, точка зрения композитора  во многих вопросах часто расходилась с общепринятой.

Премьера спектакля «Ходжа Насретдин» к 110-летию со дня рождения Джаудата Файзи.
22 декабря 2020 года. Оперная студия при Казанской консерватории.

Сегодня информацию о жизни и творчестве Файзи хранит Национальный музей РТ. Некоторые из экспонатов были продемонстрированы желающим в день рождения композитора, а  творческий вечер в его честь подтвердил, насколько интересным, мягким и добрым человеком был Файзи. Это понятно не только по воспоминаниям родных, а видно по его портрету, лучистому взгляду, и светлой, жизнеутверждающей музыке. Но в то же время бесспорны его сила и решительность, умение рисковать. Он был талантлив во всём, за что брался. Даже проявлял невиданные гипнотические способности слушателям Ликбеза в тот период, когда работал учителем в сельской школе. К нему тогда выстраивались очереди из страждущих, желающих исцелиться, избавиться от зубной боли, бессонницы или другой хвори. А ведь Джаудату не было и двадцати лет. Правда, скоро ему запретили заниматься гипнозом ввиду отсутствия медицинского образования. Но следует признать, что ни у кого в семье подобного дара внушения не было, даже у родного брата Мидхата.

Экспозиция в доме татарской книги

Трудно переоценить и литературные способности композитора. Он мог в 15 лет сочинить пьесу, которую ставили Оренбургский и Казанский драматические театры. Его «Горькие слёзы» и «Шестипалый» даже были изданы Таткнигоиздатом. Но, как верно заметил Мирхайдар Файзи, лучше всего у Джаудата получается музыка. Ещё не став профессиональным композитором, он за пять ночей написал романс, который любим уже несколькими поколениями татар. Это «Урман кызы». Автору тогда было всего 22 года.

Я благодарна всем, кто взял на себя труд организовать встречи и концерты, всем, кто искал ноты композитора, изучал его дневники, работал над постановкой спектаклей и даже сочинял музыку, чтобы праздник Джаудата Файзи состоялся. Эта большая работа принесла нам много открытий, заставила о многом задуматься, по-новому взглянуть на личность композитора и оценить его вклад в татарскую культуру.

Почему отвернулись «друзья»

Откровением для многих в юбилейном для композитора году стала сама личность Джаудата Файзи. Уникальная судьба, уникальный характер. Человек долга и чести, которому свойственны азарт, некий кураж и смелость. Он говорил себе: «Я смогу», и у него всё получалось, будь то проведение гипнотического сеанса в деревенском клубе, сочинение либретто к собственной опере, написание сборника рассказов или создание нового жанра в татарской музыкальной культуре. Он не боялся попасть в опалу, когда отстаивал доброе имя своих товарищей, оказавшихся заклеймёнными «врагами народа», хотя и поплатился за свою принципиальность пятнадцатилетним вето, наложенным на его творчество. Это факт - пятнадцать лет произведения Джаудата Файзи не исполнялись ни на радио, ни на концертных площадках, а ведь он уже был признанным композитором, родоначальником жанра татарской музыкальной комедии, автором оперетты «Башмагым», музыки к спектаклю «Ходжа Насретдин», к музыкальной комедии «Идель буенда», оперетты «Акчарлаклар» («Чайки»). В этот опальный период им была написана, но не поставлена опера «Красный цветок» по произведению Фатхи Бурнаша, которого причислили к предателям родины. Безуспешно пытался опубликовать Джаудат стихи своего друга Мусы Джалиля, которого тоже считали предателем. Гораздо позже Фатхи Бурнаш и Муса Джалиль были реабилитированы. А в архиве Джаудата Файзи до сих пор хранятся не поставленный балет «Кара Ахмет», опера «Красный цветок», более 200 песен, которые так никогда и не были изданы, оратория «Письма в будущее».

В сложные для композитора годы от него самого отвернулись коллеги и «друзья», дабы не подвергнуться немилости властей. А Джаудат оставался верен своим принципам,  ведь честь, совесть и долг были основой его жизни.

Не благодаря, а вопреки. Две любви Джаудата Файзи

Джаудат не боялся трудностей и добивался успехов не благодаря удачному стечению обстоятельств, а скорее вопреки преградам. Воспитанный в патриархальной семье, он помнил наказ отца: «Ты должен получить образование, достойное мужчин почтенного рода». Профессия музыканта к таковым не относилась. Поэтому Джаудат получил диплом юриста, закончил аспирантуру в институте права в Казани, имел юридическую практику, преподавал в институте. И всё это время овладевал азами композиции, беря уроки у профессора Ю.В. Виноградова. Но, к сожалению, Харис Файзи так и не узнает о том, что именно музыка принесёт славу его сыну и добавит чести роду Файзи.

Юриспруденция дала Джаудату положение в обществе, стала приносить ему стабильный доход, так необходимый в то время, когда не стало отца, но оставались старенькая мама и молодая жена. В это время в Москве при консерватории открылась Татарская оперная студия. Джаудату было предложено поехать в Москву для получения профессионального музыкального образования, ведь молодая республика нуждалась в кадрах, способных поднять татарскую музыкальную культуру на новый профессиональный уровень. Принять предложение значило потерять стабильный заработок, оставить мать и жену, уехать на пять лет в Москву. Однако Джаудат решился на этот шаг.

Завершив образование в оперной студии, он вернулся в Казань профессиональным композитором в 1939 году, стал сотрудничать с театрами. В 1941 году написал музыку к комедии Наки Исанбета «Ходжа Насретдин» (спектакль поставлен Татарским академическим театром). Кстати, Джаудат с детства считал, что «в театре должно быть много музыки. Если это не так, то зрителю спектакль не понравится». Став композитором, Джаудат объединил две свои любви: любовь к театру и любовь к музыке.

Надо было обладать смелостью, чтобы создать новое явление в театре: татарскую оперетту или, как её ещё называют, татарскую музыкальную комедию. А Джаудат Файзи создаёт ее («Башмагым») в 1942 году – тяжелом военном году. Жизнеутверждающая музыка, созданная композитором, помогала пережить тяготы войны, сцены из оперетты ставили концертные бригады на фронтах. И после Великой Победы оперетта побила все рекорды постановок, оставаясь любимой татарским народом многие десятилетия. Поэтому поражаешься тому, что партитуры «Башмачков» никогда не были изданы на татарском языке…

К сожалению, композитор не успел подготовить окончательную редакцию оперы «Красный цветок» по произведению Фатхи Бурнаша и балета «Кара Ахмет» по произведению Габдуллы Тукая. Их ноты хранятся в архиве композитора, ожидая того часа, когда современники вспомнят о незаслуженно забытом классике. Я верю, что это время обязательно придёт, и убеждена, - того, кто соприкоснётся с архивом Джаудата Файзи,  ждёт масса сюрпризов.

Неизвестные факты

Когда мне стало известно, что Джаудат Файзи обучался игре на фортепиано, купленном из дома известного татарского поэта Дэрдменда, я задалась вопросом: «А где оно сейчас?». Когда семья переехала из Оренбурга в Казань, пианино было перевезено вместе с другим имуществом и долгие годы хранилось в семье композитора, у его младшего брата Шауката. А спустя годы его передали в одну из казанских школ, где открыли музей Файзи. Я мечтаю о том времени, когда в музейный зал будут приходить музыканты, чтобы почтить память великого поэта Дэрдменда и не менее великого композитора. Загадочная история пианино перестала быть загадкой, когда на одной из творческих встреч мне удалось поговорить с внучатой племянницей Джаудата Файзи Лилианой Эдуардовной Файзуллиной. Интересно, что ни сама Лилиана, которая определила инструмент в музей, ни организаторы школьного музея не подозревали о его богатом прошлом.

Пианино в школьном музее Файзи

История другого инструмента композитора не имеет тайн, но судьба его более печальна. Рояль композитора погребён под слоем пыли в недрах Национального музея РТ в Казани. Моя мечта – извлечь его на свет божий, отреставрировать и сделать достоянием республики, каковым является и сам человек, игравший на нём.

Джаудат Файзи приветствовал всё новое, не был консервативным, постоянно расширял свои горизонты, поэтому его произведения актуальны и сейчас. Только вот с ними происходят странные метаморфозы. Вероятно, потому, что и сам композитор был экспериментатором. Посмотрите, что стало с его «Башмачками». Они сошли с оперной сцены, перестали быть опереттой. Зато их наперебой ставят как самодеятельные, так и профессиональные драматические театры. За последний год «Башмачки» были поставлены Челябинским народным татарским театром, Уфимским драматическим театром «Нур», татарским молодежным театром им. Г.Кариева в Казани, а казанский театр драмы и комедии им. К.Тинчурина даже поставил мюзикл в джазовой стилистике на тему «Башмачков». Соавтором классика выступил молодой композитор Ильяс Камал.

Флюра Сулейманова,  Джаудат Файзи, Булат Балтанов с учениками 94 школы. Казань, 1972 г.

Спектакль «Ходжа Насретдин», в свою очередь, превратился в оперетту, исполняемую оперными певцами. Премьеру постановки организовала Казанская консерватория. Это было очень красиво, во всяком случае, моё сердце стало биться сильнее от впечатления, произведенного на меня «новой» музыкой Файзи. Оказалось, она может быть не только нежной, но и драматичной. Так что в актуальности творчества Файзи нет никакого сомнения.

Лауреаты гос. премии им.Г.Тукая, 1966 г.

Когда знакомишься с творчеством и жизнью Джаудата Файзи, хочется провести параллель между его судьбой и судьбой современных музыкантов, параллель между первыми постановками его сценических произведений и современными постановками, параллель между прошлым и настоящим, когда проверяется настоящее призвание музыканта, его долг перед народом, ответственность перед предшественниками. Хочется, чтобы и к Джаудату Файзи и его творчеству относились так же бережно, как он относился к народному творчеству, собирая и классифицируя те народные песенные жемчужины, которые создал татарский народ. Им собрано и описано более двухсот народных песен, которые он разместил в своей книге «Народные жемчужины». Для того чтобы их собрать, необходимо было отправляться в фольклорные экспедиции в самые отдалённые районы, где жили татары, которые не владели нотной грамотой и не могли записать и сохранить для будущих поколений свои песни. Этой работе Джаудат Файзи посвятил пятнадцать лет своей жизни.

Музыка татарских композиторов-классиков основывается на народной музыке, которая звучит в душе народа. Поэтому мы должны бережно относиться к творениям классиков.

Возвращаясь к новой постановке «Ходжи Насретдина», надо сказать, что очень смелы молодые музыканты, берущиеся за эксперименты над музыкой Файзи. Однако, я должна признать, что современному поколению выпускников Казанской консерватории присуще чувство ответственности перед творениями мастера, одного из первопроходцев татарской профессиональной музыки. Преобразуя музыкальную драму в оперетту, Ильяс Камал стал соавтором Джаудата Файзи во второй раз. И во второй раз доказал, что классика жива. Осуществили замысел молодого амбициозного композитора Оперная студия под управлением Альфии Заппаровой и оркестр Tatarica под управлением Рината Халитова.  Опять напрашивается параллель с теми премьерами, которые осуществлялись в военное время. Сегодняшняя премьера ставилась не в голодной и холодной Казани, но свои жёсткие условия диктовала пандемия, парализующая любую активность. Премьера переносилась с апреля на осень и на зиму. Болезнь подкашивала исполнителей и организаторов. Но всё же премьера состоялась 22 декабря. Комедия «Ходжа Насретдин» вновь объединила нас в час общей беды. Музыканты показали нам, что нельзя падать духом, надо быть сильными, держаться вместе, быть верными своему долгу, уметь радоваться успехам своих друзей, идти рука об руку с единомышленниками, родными, близкими, и помнить, что мы вместе. Джаудат Файзи служит нам примером. Благородство, красота, молодость и смелость – образ человека, который украшает нашу историю и музыкальную жизнь татарского народа.

Диляра Мухамедьярова

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

8 апреля
6 апреля
5 апреля

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?