29 (1031) в продаже с 19 августа 16+

Ильгам Байтиряк: «Музыка – это связь с космосом»

25 марта 2022

Его сочинения входят в учебный репертуар музыкальных школ и училищ, исполняются Государственным оркестром РТ, камерным оркестром «Новая музыка», ведущими солистами Татарстана. Многие музыканты побеждали на всероссийских и международных конкурсах, исполняя его музыку. И тот факт, что его выдвинули на соискание Государственной премии им. Габдуллы Тукая, говорит о многом. Это известный композитор Ильгам БАЙТИРЯК, который в одном из интервью сказал о своем творчестве так: «Возникает связь с космосом и музыка льется целыми потоками. Тогда появляется колоссальная работоспособность, ты забываешь про сон и про еду, не чувствуешь усталости. Вот это и есть вдохновение и творческий процесс. Я думаю, что все творческие люди чувствуют себя счастливыми и по-настоящему живут только во время творчества». Мы встретились и побеседовали с Ильгамом Байтиряком о «звуках, прелюдиях и партитурах».

- Ильгам Ильгизович, какой век в музыкальном мире Вам наиболее интересен? И почему?

- XX век. На пустом месте ничего не возникает, и, как правило, всегда одно вытекает из другого, и что-то новое базируется на старом. Поэтому музыка, написанная в XX веке, вобрала в себя достижения предыдущих веков и именно этим она мне интересна.

- Каждое путешествие имеет свое начало. Как начали Вы свое путешествие композитора?

- Я с 10 лет начал сочинять музыку, хотя, в принципе, музыкой стал заниматься поздно, с девяти лет. Это связано с тем, что я родился в татарской деревне в период временного пребывания там моих родителей. И в 4,5 года оказавшись в городе, не умел говорить по-русски. Поэтому, в первую очередь, перед родителями стояла задача: научить меня русскому языку.

- Расскажите о своей учебе в Казанской консерватории.

- В консерваторию поступил по окончании Казанского музыкального училища в 1987 году, где учился по композиции у Шамиля Шарифуллина. Поскольку я попал в класс композиции не к своему педагогу, а к доценту кафедры композиции Рафаэлю Белялову, то расстроился, но противостоять решению кафедры было бессмысленно. Шамиль Камильевич мне предложил тогда год проучиться и уйти в армию. «К отслужившим другое отношение, - сказал он, - вернувшись, напишешь заявление о переводе ко мне». Так и вышло: после армии со второго курса я продолжил свое обучение у любимого педагога. Шамиль Шарифуллин большое внимание уделял интонационной работе и говорил мне: «Я хочу докопаться до твоих корней». Для этого мы с ним «перелопатили» много татарских народных песен. Он считал, что совершенные интонации надо искать в народной музыке и доказывал, что музыка великих композиторов основана на интонациях своего народа. Приводил в примеры шедевры мировой музыки. На своих занятиях именно Шамиль Камильевич научил меня оркестровке, за что я до сих пор ему очень благодарен. Сейчас я от многих композиторов слышу, что в Казанской консерватории оркестровке не учат, хотя формально такой предмет проходят. Поэтому моя дипломная симфония открыла мне дорогу в путешествие композитора, подружила с тогдашним главным дирижером Государственного симфонического оркестра РТ Фуатом Мансуровым, была переиграна многими дирижерами, записана на радио и телевидении Татарстана. И татарская общественность узнала меня именно благодаря симфонии. Даже отвергнутый мною педагог Рафаэль Белялов на государственном экзамене мне заявил: «За такую симфонию я прощаю тебе уход от меня!»

- Какие музыканты и композиторы вдохновили Вас и повлияли на Ваши работы?

- Безусловно, в первую очередь на меня повлиял Петр Чайковский. Ведь его я впервые услышал, когда мне было еще три года (благодаря своему папе) . Это тот самый Первый фортепианный концерт, который звучит в последние годы вместо Российского гимна на международных спортивных состязаниях. Он до сих пор является моим любимым произведением, и я с большой радостью узнал, что это любимое произведение и нашего Президента страны Владимира Путина. На мою музыку оказывают влияние Бах, Моцарт, Бетховен, Шуберт, Вагнер, Равель, Дебюсси, Скрябин, Стравинский, Прокофьев, Шостакович. Из татарских композиторов – Жиганов, Яруллин, Музафаров, Ключарев и Шарифуллин.

- Вы чувствуете внутренний драматизм в собственной музыке?

- Да, без драматизма не бывает музыкальной формы.

- Сколько времени нужно для написания нового сочинения?

- Бывает по-разному. Иногда за две недели пишу целую симфоническую поэму, иногда на простую фортепианную пьесу уходит месяц. Как, например, сейчас. Я работаю над фортепианным циклом «12 месяцев». Это проект журнала «Магариф». В течение года я к каждому выходу номера должен написать новую пьесу, характерную текущему месяцу, которая затем публикуется. Я уже написал к шести месяцам, но ни одну не написал друг за другом. Приходится каждую пьесу целый месяц вынашивать и за пару дней записывать в нотах. Хотя имеется опыт, когда я весь цикл «30 дней августа» для фортепиано, написал всего за месяц. Есть большие сочинения, которые пишутся годами. Например, «Татарскую симфонию» я написал за шесть месяцев, балет «Сарвиназ» больше чем за год, а тетралогия симфонических поэм, которая в этом году подана на Государственную премию имени Г.Тукая, писалась на протяжении последних пяти лет.

- Ваш любимый инструмент?

- Фортепиано. Это универсальный инструмент, на котором можно сочинять для любого состава. Я считаю, что это единственный инструмент, который можно без устали слушать целыми вечерами.

- Классическая музыка сохраняет универсальность? Или измерить количество ее слушателей сложно?

- В любую эпоху была популярная музыка, аудитория которой всегда больше, чем у классической. Но классическая музыка переходит от эпохи к эпохе и не теряет интерес слушателей. А популярная актуальна только в свою эпоху.

- В каких сферах жизни Вы ищете новые идеи?

- Больше всего я прислушиваюсь к природе и ее обитателям. Ведь она вечна.

- Что представляет собой сегодня композиторское творчество – от концепции к звучащей партитуре или наоборот?

- Изначально всегда должна быть идея, как и в любой другой деятельности. Ведь строительство дома всегда начинается с проекта, а не наоборот. Хотя в жизни бывают и другие примеры. Например, при создании самолета не всегда первоначальные чертежи остаются окончательными. Все заканчивается тем, что уже с готового самолета рисуют чертежи. Это я вам говорю как бывший специалист по летательным аппаратам. В музыке – это импровизация или экспромт, который всегда записывается после исполнения.

- Музыкант должен находиться в зоне комфорта или выходить из нее?

- Здесь нет однозначного ответа. Конечно, в спартанских условиях симфонии и балеты не напишешь. Для этого нужны как минимум комната и инструмент. Но если все время находиться в этой комнате, то не познаешь мир, и не получится никакого драматизма.

- Музыка пишется на компьютере или в студии с живыми инструментами?

- Изначально, безусловно, музыка пишется на компьютере, затем распечатываются ноты и исполняются музыкантами, записываются в студиях. Есть музыкальные программы, позволяющие на компьютере выдавать конечную аудиозапись. Это дешевле по затратам. Такое часто используется в киномузыке, театральной музыке, в рекламе. Я пишу для живых инструментов.

- Как Вы выбираете исполнителей своих произведений?

- Я их не выбираю. Так как большую часть моего творчества занимает симфоническая музыка, выбирать не приходится. Ведь в Казани не так много оркестров. Ну а в детской музыке, которой я тоже уделяю немало времени, дети со своими педагогами сами выбирают мои произведения благодаря изданным нотам.

- Вы участвовали в каких-либо композиторских конкурсах?

- Да, участвовал. В молодости где-то побеждал, часто в песенных конкурсах. Кстати, совсем недавно, пятого марта текущего года было награждение на гала-концерте песенного конкурса «II татар жыры», где моя песня «Жирсу» на стихи Рамиса Аймета заняла третье место.

- Прогнозируете ли вы реакцию слушателей на вашу музыку?

- Прогнозировать реакцию слушателей сложно, но стараюсь, чтобы она понравилась. Еще Шарифуллин меня наставлял: «Ты должен написать так, чтобы слушатель ни на секунду не заскучал». Этого правила я всегда придерживаюсь.

- Музыка - один из путей поиска контакта с миром?

- Да, тем более, что язык музыки понятен всем народам, перевода не требуется.

- Всё, что происходит с человеком, - это результат его выбора?

- Хоть и говорят «Алла кушса», я считаю, что мы каждый день стоим перед тем или иным выбором. Бог наделил правом выбора только человека. Растения и животные такого выбора не имеют.

- Вы любите большие залы или камерные?

- Для каждого жанра требуется свой зал. Я люблю, когда музыка и зал соответствуют друг другу.

- Что является идеальной концертной площадкой?

- Хорошая акустика.

- Сложно ли написать песню, если есть красивые стихи?

- Песню написать не сложно. Трудно угадать, полюбит ли ее народ.

- Вы работаете с непрофессиональными певцами?

- Я тесно с исполнителями не работаю. Могу лишь сказать, что исполняют профессионалы.

- Пишете ли вы музыку по заказу?

- Пишу. Чаще пишу к предстоящим фестивалям, концертам, конкурсам, где гарантировано исполнение.

- За чьим творчеством Вы внимательно следите?

- Невольно следишь за своими коллегами, с кем принимаешь участие на концертах. В последнее время слежу за творчеством Рашида Калимуллина.

- Вы пишете музыку для кино или рекламных роликов?

- Нет.

- Композитору нужны коллективные дискуссии с публикой?

- Нужны. Раньше такая возможность была на ежегодных пленумах Союза композиторов, на пленарных заседаниях.

- Если говорить про эмоциональное переживание, что для Вас более ценно: чтобы накрыло мощной волной или нащупывание тонкости эмоционального переживания?

- В жизни случается по-всякому. Но я не люблю стрессов и острых ощущений.

- Нет ли у вас ощущения, что при тотальном засилье поп-музыки по всем радиостанциям идет культурный спад? Высокое и чистое искусство уходит на второй план?

- Такое ощущение есть. К сожалению, если работаешь в академических жанрах, тебя не знают даже в министерстве культуры.

- Вы чувствуете снижение интереса публики к опере?

 - Я не слежу за этим.

- Сотрудничаете ли Вы с ГАСО РТ и маэстро Александром Сладковским?

- Это единственный коллектив, с кем я чаще всего сотрудничаю. Ведь почти вся моя симфоническая музыка исполнена. Остались только совсем новые или масштабные, исполнение которых требует целого авторского концерта. Я тесно сотрудничал с Фуатом Мансуровым, сейчас с Александром Сладковским и думаю, что у меня еще всё впереди.

- Всегда ли музыканты согласны с вашей концепцией?

- В большинстве случаев, за редким исключением.

- Есть ли у вас художник, который визуально оформляет Вашу музыку?

- Да, это Рушан Шамсутдинов. Он рисовал декорации и костюмы к балету «Сарвиназ».

- Театральный режиссер может повлиять на готовую партитуру?

- Может, мне это не нравится, поэтому я не стремлюсь в театр.

- О чем ваш балет «Сарвиназ»? Почему его не берет в работу наш оперный театр, хотя там явный голод на национальный балет?

- Главным героем моего балета является Хан Берке, а Сарвиназ – это его дочь. Ко мне обратилось Казанское хореографическое училище с просьбой написать балет, используя материалы недописанного балета «Гульнара» Салиха Сайдашева. Планировалась постановка силами данного училища к 1000-летию Казани. Было всё готово, вплоть до костюмов, шли репетиции, но в процесс вмешался главный хореограф театра оперы и балета им. М.Джалиля. Ему не понравился исторический сюжет балета. А главным его аргументом было то, что мы не должны решать задачи национальной культуры силами хореографического училища, в репертуаре которого должна быть только мировая классика. И на концерте к 1000-летию Казани хореографическое училище показало номера из классических балетов. Но спасибо Фуату Мансурову. Он целиком музыку моего балета «Сарвиназ» выучил с Государственным симфоническим оркестром РТ и записал на радио ГТРК. Она имеется в фонде.

- Сколько сочинений Вами написано и издано на сегодняшний день?

- У меня довольно внушительный список. Это четыре симфонии, восемь симфонических поэм, концерт для валторны с оркестром, концерт для виолончели с оркестром, посвященный жителям ЛНР и ДНР. Увертюры, сюиты, картины для симфонического оркестра, камерно- инструментальная, хоровая, вокальная, детская музыка, всего не перечислить. Издано тоже много.

- Вы в душе поэт - мечтатель или прагматик?

- Поэт - мечтатель.

- Почему часто путь приобретения жизненного опыта и постижения мира - это путь потерь? Или это не так?

- Бывают и потери, и приобретения. Я думаю, ровно ни у кого не бывает. Это закон природы.

Марат Шакирзянов

 

 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

19 августа