28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Булат Ханов: «Хочу, чтобы книги меняли мир»

8 апреля 2022

Известный писатель Булат Альфредович Ханов с детства любил читать книги. При поступлении в первый класс на вопрос, кем он хочет стать, ответил: «писателем». Окончив Казанский университет, преподавал в школе русский язык и литературу, а свой опыт обобщил в книге «Непостоянные величины». Потом были публикации в столичных журналах, выход шести книг, получение премий «Звездный билет» и «Лицей», о нем всерьез заговорила российская литературная критика. В одном из интервью Булат Ханов сказал: «Есть неистребимая фантазия родом из детства: я хочу, чтобы книги, не только мои, конечно, меняли мир, восстанавливали справедливость». Его роман «Непостоянные величины» вошел в шорт-лист премии «Национальный бестселлер». А в романе «Гнев» ему удалось создать мрачноватый портрет своего поколения, по признанию критика Михаила Визеля. Журнал «Форбс» включил писателя в тройку самых перспективных российских деятелей искусства моложе 30 лет. Сегодня Булат Ханов - гость нашей газеты.

Булат Альфредович, что такое ВРЕМЯ для писателя?

- Время - это грибница, по которой можно сделать много выводов по грибу.

- Должен ли писатель взламывать тесные потолки и двигаться к небу?

- Двигаться к небу и отбросить лестницу после того, как взобрался по ней. Что-то похожее было у Витгенштейна в «Логико-философском трактате». Впрочем, это выбор самого пишущего субъекта - монтировать натяжной потолок или заниматься разрушительно - созидательными практиками.

- Кем из великих предшественников вы восхищаетесь?

- Предшественники подразумевают наследников, но записывать себя в наследники великих не набиваюсь. А восхищают меня Чернышевский Маяковский, Платонов.

- Почему падает интерес к серьезной литературе?

- Все ровно наоборот. Классика в почете, притом не только художественная. Молодые люди активно читают «Капитал», чего не скажу о наших родителях и бабушках – дедушках.

- Почему многие люди перестали читать и посещать библиотеки?

- Если судить по последним годам, библиотеки возвращают публику. Посмотрите на Казань. У нас прекрасные библиотекари, которые организуют встречи с авторами и запускают яркие проекты. Библиотеки хорошо финансируются, переходят на рельсы интерактива, превращаются в уютные современные пространства.

- Современная литература - явление неоднозначное?

- Как и любая другая.

- Истинное просвещение соединяет нравственное развитие с умственным?

- Истинное просвещение двойственно. С одной стороны, оно развивает гуманистические идеалы Возрождения, с другой, перекраивает действительность по усмотрению узкопрофильных экспертов и технократов. Печи Освенцима – это последствия Просвещения тоже. Разумеется, это не повод уничтожить компьютеры и вернуться к палке - копалке. Мы лишь должны помнить о двойственной природе Просвещения.

- Что в творческом процессе для вас самое интересное?

- Закончить работу над фрагментом, отстраниться от монитора и сказать себе: «Неплохо, хотя редактировать еще и  редактировать».

- Как происходит работа над созданием книги? Сколько времени занимает сбор материала и само написание?

- На фоне известных событий любой ответ на этот вопрос будет лукавством. Материал теперь валяется под ногами. Как будто растаял грязный сугроб возле автобусной остановки и обнажил гору окурков. Другое дело, как с этим материалом работать.

- Вы пытаетесь менять окружающий мир своими произведениями?

- Скорее связывать причины и следствия, как говорит Константин Сёмин.

- Нужна ли сегодня цензура в литературе?

 - Буржуазная цензура и так есть. Она сквозит в каждой аннотации, в каждой рецензии. Другое дело, что теперь цензура будет дрейфовать в сторону корпоративизма – солидаризма.

- Можно ли искоренить зло в мире? Или оно слишком притягательно?

- Можно создать рабочие механизмы, при котором зло утратит загадочный ореол и останется уделом маргиналов, а не крупных собственников, подчинивших себе институт права.

- Должно ли государство вмешиваться в литературный процесс?

- Государство – это всего лишь форма, при помощи которой правящий класс диктует свою волю. Если это будет диктатура пролетариата, почему нет?

- Вы согласны с тем, что писатель должен верить в себя, а успех сам его найдет?

- Не люблю общие слова. Мотивация «Верь в себя, и у тебя все получится» упрощает картинку и игнорирует многие переменные. Представьте, а если Гитлеру его наставники в живописи так же говорили?

- О чем Ваша книга «Гнев»?

- Это провокация в духе «Зеленого слоника». Чтобы молодой читатель прочел и сказал: «И это мое будущее? Ну его».

- Ваши романы - развлекательное чтиво или предупреждение?

- В конечном счете, это развлекательное чтиво. Развлечение для птиц с подрезанными крыльями.

- Как вам живется в современном мегаполисе, в рыночной экономике с миропониманием любви к человечеству и цивилизации?

- А кому сейчас легко, скажут многие. У кого-то нет и этого. Другое дело, что жизнь перестраивается, принуждает нас  к выбору, который раньше можно было и не осуществлять.

- Как вызвать отвращение к насилию?

- Насилие прекрасно справляется с этой задачей само.

- В ваших книгах присутствует собственный жизненный опыт?

- С трудом представляю автора, который ответил бы отрицательно.

- Вы хотели бы экранизировать свои произведения? Почему?

- С условием, чтобы это был талантливый неизвестный режиссер, который не испорчен рынком и не жаждет мгновенного признания.

- 19 век был золотым веком русской литературы, 20 век был серебряным. Какова будет судьба литературы в 21 веке?

- Какие бы черты ни приняла литература, это будет атомный век. Грязный атомный век.

- О чем бы вы сегодня поговорили с Данте и Шекспиром?

- Боюсь, моя латынь плоха для этого. Как и английский тех времен. К тому же все это до Кромвеля было, а после Кромвеля, на секундочку, были и 1789, и 1917.

- Определите кратко суть своего нового романа «Ибупрофен».

- Это цикл рассказов, высвечивающий болевые точки нашего современника (война, депрессия, разрушение, наступление на права рабочих). Никакого лечения, только экстренная анестезия.

- Александр Солженицын призывал «жить не по лжи». Это возможно в современном беспокойном мире?

- Солженицын дискредитировал эти слова на собственном примере, за что и получил ироничное прозвище «неполживый». Сегодня от человека вряд ли следует требовать большего, чем верности своим словам и принципам.

- Как Вы выстраиваете свои отношения с Богом?

- Вряд ли они требуют выстраивания. Выстраивать - значит идти на компромиссы, подавать себя в лучшем свете, рассчитывать на индивидуальное отношение. С исламом это не согласуется, как и с христианством.

- Сбывается ли, на ваш взгляд, все предсказанное Оруэллом в романе «1984?»

 - Частично сбывается Оруэлл, частично Хаксли, а частично и Салтыков - Щедрин. Такие времена, что параллелей много и даже в совокупности они мало что объясняют.

- Россия в 2021 веке соответствует классическим образцам литературных антиутопий 20 века?

- Пока еще нет, к счастью.

- Что мешает большинству людей быть счастливыми?

- Не в последнюю очередь острое желание стать счастливыми, во что бы то ни стало.

- Вы поддались истерике, вызванной ковидом - 19?

- Не сказал бы. В любые времена стараюсь аналитически подходить к действительности – это уберегает от истерик.

- У Ивана Ефремова в романе «Час быка» есть ЭРМ - эра разобщенности мира и ЭВР - эра встретившихся рук. Можно ли построить мост из ЭРМ в ЭВР?

- Убежден, что да. И мост этот может быть проложен только через социализм и интернационализм. Через взаимовыручку трудящихся, через понимание скрытых механик международных конфликтов.

- Спасибо за интересную беседу!

Марат Шакирзянов

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость