28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Лестница до звезд

8 апреля 2022

Я всегда восхищался космосом, идеями К.Э.Циолковского и уникальной биографией С.П.Королева, читал воспоминания советских космонавтов, а улыбка Гагарина по сей день вызывает священный трепет. Но узнав, что «татарский Илон Маск» из Калифорнии мечтает делать вездеходы в Казани, просто не поверил своим глазам. Он хочет создать в Казани ОКБ (опытно-конструкторское бюро) для конструирования вездеходов, электросамолетов и одноступенчатых многоразовых ракет. Столица Татарстана становится серьезным инженерным центром не только России, но и мира, и он, как серфер, хочет поймать эту волну. Он думает о сферических домах, надуваемых в космосе из жидкого стекла или эпоксидной смеси, но (цитирую) «дома подождут, пока я не построю космопорт на Куйбышевском водохранилище для одноступенчатых многоразовых экологически чистых ракет». И вот мы познакомились в Казани с нашим калифорнийским героем.

Надир Багавеев родился и вырос в Казани. В школьные годы благодаря отцу он увлекался ракетостроением и участвовал в компьютерном лагере для одаренных подростков «Сэлэт» («Талант») - проекте академика Джавдета Сулейманова. В начале 2000-х годов он поступил в Казанский авиационный институт (КАИ), но получить диплом конструктора вертолетов не успел: отучившись два курса, вместе с семьей перебрался в США. В 2002 году Багавеевы обосновались в Сиэтле, а сам Надир отправился из Вашингтона во Флориду - получать степень бакалавра в Университете аэронавтики Эмбри - Риддла.

 Магистром он стал в Университете Пердью в Индиане. Совместив два курса в КАИ с американским образованием, Надир Тагирович, по собственному признанию, стал понимать сильные и слабые стороны ракетостроения в обеих странах.

После университета он отслужил в армии США, в войсках ПВО. Этот опыт ученый тоже считает позитивным - служба научила «исполнять и отдавать приказы». В армии Надир был механиком вертолетов - это максимально близкая к летательным аппаратам позиция, которую может занимать служащий, претендующий на американское гражданство.Но карьеру в армии Багавеев решил не строить и ушел «на гражданку».

До начала своего дела успел поработать конструктором в других аэрокосмических компаниях: XCOR Aerospace и Masten Space Systems. В обеих он занимался разработкой двигателей.

Собственную компанию в 2013 году он не постеснялся назвать Bagaveev Corporation, ориентируясь на примеры выдающихся конструкторов прошлого Игоря Сикорского и Уильяма Боинга. Надир тоже мечтает однажды  построить транснациональную корпорацию, лидера в мировых космических и воздушных перевозках. И название - прямое отражение этих амбиций.

Главное - «приблизить время, когда человечество начнет осваивать другие планеты и звездные системы». После того как Илон Маск озвучил амбициозные планы колонизации Марса, Надир Багавеев решил придумать проект, который должен стать «еще круче». Ракеты - первый шаг на пути к реализации этой мечты. Главное техническое ноу-хау Багавеева – двигатели, распечатанные на 3D-принтере.

Скажу честно, что сначала я был ошарашен и считал подобные идеи абсолютной фантастикой, но… Жизнь очень быстро меняется и всегда полна  импровизаций, а слова ученого звучали так красиво и убедительно, что я сдался и решил основательно пообщаться с ним. Так родилось интервью, предлагаемое вашему вниманию, тем более, что апрель в России – месяц космический с гагаринских времен…

- Надир Тагирович, расскажите, пожалуйста, о своей учебе в США. Служба в ВВС. Что вспоминается из того времени?

- Я получил степень бакалавра в Embry – Riddle Aeronautical University. Это довольно известный в аэрокосмических кругах университет, и наибольшее количество астронавтов в США закончили именно его. Этот университет готовит также военных и гражданских пилотов. До университета я служил рядовым в армии США механиком вертолетов АН-64 «Apache», а после университета офицером ПВО в национальной гвардии. Из службы вспоминается, как на курсе молодого бойца подал руку девушке со словами «Trust me» на четвертом этаже деревянной постройки, на которую надо было забраться, она долго вспоминала мой акцент и о том, как ей трудно довериться кому-то с таким акцентом. Вспоминается, как я дал в челюсть товарищу солдату за то, что он в шутку пытался лазерным симулятором выстрелить мне в спину, как на меня чуть не сел вертолет в поле, пока я охранял периметр, как жарко в химзащите бегать по летнему лесу; удивляло, что даже для непехотных профессий мы отстреляли как минимум тысячу патронов.

В университете вспоминается стартап, который мы организовали с одним профессором, делая беспилотные самолеты и вертолеты, тусовки, где я научился играть в beerpong - пинг-понг с пивом, бОльшую практичность в  лекциях, чем в КАИ, где я проучился три года, прежде чем уехать в США, но меньшую теоретичность. В США готовят практиков, в России - мыслителей.

- Когда и для чего была создана компания «Bagaveev Corporation?» Чем она занимается?

- Корпорацию «Багавеев» я основал в 2013 году, не понимая даже,
с чего начну, но конечная - бесконечная цель - это освоение космоса. Сначала была мысль создавать ракеты как игрушки, но на пути в Кремниевую долину я подумал, что самое сложное, что я могу на данный момент – это орбитальная ракета для запуска микроспутников. В конце концов я понял, что мне нужно строить орбитальную ракету для человека, и потому я здесь, в Казани. Основав своё ОКБ, первым делом я буду конструировать 3D-принтеры для печати металлом, а потом примусь за одноступенчатую многоразовую орбитальную ракету. В Казани много талантливых инженеров, которым можно платить меньше, чем американским, и первым делом они будут отправлять резюме мне, а не Илону Маску.

- Вы готовы построить лестницу до звезд?

- Да, это не просто цель моей жизни, но и ближайший план на 50 лет - сконструировать звездолет и отправиться в туманности смотреть, как рождаются звёзды. Думаю, что это самое красивое, что можно найти во Вселенной, исключая, конечно, женщин. Звездолет – это человечество и цивилизация в одном флаконе и предстоит огромная работа по упрощению цивилизации до размеров пятикилометрового космического корабля, строящегося на орбите Земли. Звездолет в космосе – это инфузория-туфелька в воде – не просто аппарат, а форма жизни, где человек является лишь ее органеллой. Звездолет должен иметь возможность собирать ресурсы, создавать колонии на планетах и астероидах, делиться, то есть воссоздавать само себя при достаточном количестве ресурсов, защищаться и иметь все прочие признаки живого организма.

- Когда пришла идея строить ракеты?

- Вообще по духу я скорее пилот, чем конструктор. Просто не хочется летать на аппаратах, построенных другими конструкторами. Строить ракеты меня научил папа лет в семь из целлулоида и фольги. С тех пор я «заболел» ракетостроением, в детстве перечитал учебник химии, экспериментировал с  подаренным набором «Юный химик», изучал космонавтику, астрономию, поступил в КАИ, интересовался электроникой и программированием. Для меня это путь всей жизни.

- У Вас есть инвесторы в Татарстане?

- В Татарстане у меня пока инвесторов нет. В США деньги печатаются, а здесь они добываются, и не все готовы вкладываться в рисковые предприятия. С появлением криптовалют можно создавать свои деньги и для меня это один из вариантов получения ресурсов для основания своего ОКБ. Мы провели 25 марта в Национальной библиотеке в Казани хакатон: «Криптооблигации реальных компаний и полезные криптовалюты». Думаю, что это будет началом моей активной деятельности.

- Кто ваши единомышленники в Татарстане?

- В Татарстане у меня много «болельщиков», но единомышленников немного. С одним товарищем договорились работать над термоядерным реактором, когда появятся ресурсы, с другим – основать компанию 3D -принтеров.

- Можно ли и где в Татарстане построить космодром?

- Космодром в Татарстане можно построить в Камском Устье в виде баржи. Запуск будет производиться над акваторией водохранилища с минимальным риском для людей. С переходом на одноступенчатые орбитальные ракеты и увеличением надёжности риск запуска орбитальной ракеты будет сопоставим со взлетом вертолета.

- Знакомы ли вы с почетным председателем Федерации космонавтики Татарстана Уралом Закировым?

- С Уралом Закировым, к сожалению, я не знаком. Думаю, что объединение аэрокосмических компаний это именно то, что нужно для претворения в жизнь моих планов.

- Мечтаете ли вы в технологическом плане обойти Илона Маска?

- Догнать и перегнать Илона Маска – это не цель. Я мечтал о космосе еще до того, как узнал о его существовании. Копировать, равняться на кого-либо – это уже ущербно, ибо непонятно что делать, когда ты кого-то догонишь. Мозг, сфокусированный на копировании и воровстве, не может перейти в созидательную фазу. Мой путь более инновационный, чем у Илона. Он лишь приносит бизнес – эффективность уже придуманным идеям: электромобилям, ракетам вертикального взлета и посадки, спутниковому Интернету. Я буду создавать вездеходы, ходящие по воде, не нарушая поверхностного натяжения воды, 3D – принтеры, использующие фольгу, а не порошок, самолеты с ультразвуковым отталкиванием от воздуха, длинноволновый глобальный интернет, одноступенчатые многоразовые орбитальные ракеты, звездолеты.


Жидкостный ракетный двигатель одной из баллистических ракет

- В каком направлении должна развиваться космическая наука?

- Космическая наука должна развиваться в сторону создания колоний человечества на других планетах и астероидах. К сожалению, капиталистическое устройство мира достигнет этого, лишь сделав жизнь на Земле невыносимой либо через загрязнение, либо через порабощение, то есть бесплатный труд.

Конструирование звездолета на орбите Земли требует фанатичного отношения к цели, и вполне возможно, для этого придется использовать религию – ту, где ее символом является космический объект, а не орудие пытки или орудие защиты.

Космическая наука – это большая тема. В инженерии ракет уже сказано практически всё. Святым Граалем является одноступенчатая многоразовая орбитальная ракета. Вполне возможно, что инновациями будут твердые топлива, содержащие энергию не только в химических связях, но и в структуре кристалла, например, в молекуле октонитрокубана углерод в неестественной для нее кубической форме содержит энергию кристалла вдобавок к химической энергии окисления. Вполне возможно, что это даже выделится  в отдельную науку - молекулярную архитектуру.

Что касается неракетной науки, то запуск телескопа Уэбба – это большой шаг вперед в поиске экзопланет рядом с другими звездами. Для конструирования звездолета не хватает двух технологий – закрытого биологического цикла для человека, где его отходы превращаются обратно в еду, воду и воздух, и межзвездного двигателя. Для биологии требуются эксперименты наподобие Биосферы – 2 и Биосферы – 3, которые я бы организовал с надувными прозрачными домами на Земле. Кстати, в космосе тоже можно конструировать дома, надувающиеся либо из эпоксидного клея, либо из  расплавленной пластмассы или стекла.

Что касается двигателя, то, думаю, моя идея прямого кинетического ядерного двигателя с микровзрывами ядерного топлива в фокусе нейтронных потоков вроде миниатюризированного проекта «Орион» вполне реалистична для достижения десятых долей скорости света. Новые шаги нужно сделать и в философии. Как жить, если жизнь человека можно продлить до конца вселенной? Чем заниматься сто лет в звездолете? Какого человека стоит «экспортировать» во вселенную, а какого оставить на Земле?

- Космос - дорогое удовольствие?

- Да, космос - удовольствие дорогое. В США есть такая шутка: как стать миллионером, занимаясь космосом? Ответ: начни миллиардером. Космос - предприятие рискованное. Слишком многое может пойти не так и тогда цена ошибки – огромные затраты или человеческие жизни. Именно поэтому космосом занимается так мало людей.Я расплавлял ракетные двигатели стоимостью в десяток тысяч долларов за пять секунд.

- Каков ныне космический паритет России и США?

- Паритет России и США в космосе почти отсутствует. С появлением многоразовых первых ступеней США сделали огромный скачок вперед. В Кремниевой долине частные компании запускают по сотне микроспутников - шпионов, наблюдающих за Землей. На Марсе действуют два американских робота, в космосе оперируют два американских космических телескопа, на орбите несколько тысяч интернет - спутников. Паритет существует лишь в способности уничтожить, но не в способности создать.

- Есть у России перспектива вырваться вперед?

- У России есть возможность стать лидером в космосе, но для этого у руля должен быть конструктор или поэт.  Хотя с появлением поселений на орбите, на Луне и Марсе определение лидерства теряет смысл, ибо эти колонии рано или поздно станут независимыми.

- Мирный космос эффективнее военного? Почему?

 - Эффективность мирного и военного космоса не стоит cравнивать. В военном деле есть понятие «mission assurance» - выполнение задачи любой ценой. Мирный космос стоит разделить на коммерческий и научно - исследовательский. Коммерческий космос эффективен, потому что при провале миссии страховка заплатит, а значит какой-то процент неудач дозволен, что делает стоимость запусков гораздо ниже. Научно - исследовательский космос заведомо неэффективен, потому что тут человеком движет эмоция познания, а не прибыли.

- Работая в Калифорнии, вы отделились от цивилизации или приблизились к космосу?

- Работая в Калифорнии, я и отдалился от цивилизации, и приблизился к ней. К космосу я точно приблизился. Моя первая работа была на космодроме в Мохаве (в пустыне) и я четко почувствовал край цивилизации - вот дорога, по которой ездят люди, а вот пустыня, куда не смеет забираться никто, ибо цена ошибки при отсутствии коммуникации - смерть. Тот же край между человеческим и космическим я почувствовал, занимаясь серфингом в Калифорнии. Однажды доска отсоединилась от ремешка и вернулась на берег, а я оказался среди волн, океана, космоса совершенно один. В этот момент заглядываешь в бездну и понимаешь, что космос совершенно бездушен. Ему все равно, будешь ли ты жить или сгинешь. Только людям не все равно. Но эта бездна всегда манила и манит человека. Именно риск приносит мне вкус жизни. Переехав в Кремниевую долину, я окунулся в центр цивилизации. Бурление умов и идей там зашкаливает. Люди готовы рисковать временем и деньгами на совершенно фантастические идеи - космос, квантовые компьютеры, новые лекарства, новый транспорт, искусственный интеллект и прочее.

- Нужно ли пролагать путь в космические дали на карте, чтобы не заблудиться среди галактик?

- Прокладывать свой путь на космической карте человеку, конечно же, следует. Уверен, что люди будут распространяться по космосу по совершенно разным причинам. Может быть, кто-то захочет забыть о матушке Земле и забудет путь домой. Живя в городе, я стараюсь не забывать о земле – ходить в лес, проводить время в деревне, смотреть на океан, лазать по горам. В космосе то же самое. Забыв о Земле, можно забыть о том, что ты человек.

- Ваша статья в АНТ заинтересовала ученый мир Татарстана?

- Моя статья о термоядерном реакторе, основанном на прямом ускорителе микрочастиц топлива, дабы кинетическая энергия удара превосходила температуру зажигания термоядерного топлива, собрала целый консилиум, где шесть ученых попытались мне объяснить, насколько я неправ, но их критика была не самой концепции, а деталей - перегрев топлива при ускорении в магнитных полях и разброс топлива при ударе. Первую проблему можно решить, используя сверхпроводящие ферромагнитные материалы, недавно найденные российскими учеными, вторую проблему можно решить с помощью особых геометрий топлива. Дальше этого консилиума дело не пошло.

- Вы сами летали на ракете или только мечтаете?

 - Я пока еще не летал на ракете, но, думаю, что такая возможность мне представится. Одна из компаний, в которой я работал, XCOR Aerospace, переделала самолет под ракетоплан и сотрудники летали на ракетной тяге, но это было до того, как я начал там работать. Летая на своих двигателях, люди понимали, насколько важно создавать технику, которой ты вверяешь свою жизнь.

- Есть ли у вас связь с NASA?

- Связи с NASA у меня нет, только знакомые, работающие там. После ухода Вернера фон Брауна инновационность NASA спала. Пообщавшись с сотрудниками NASA, мне расхотелось там работать. Мне показалось, что они болеют обыкновенными вещами, а не космосом.

- Стивен Хокинг писал : «Я оптимист. Мы точно достигнем звёзд». А вы оптимист?

- Я, безусловно, оптимист. Причем, практичный оптимист. Я не верю, что всё будет хорошо. Я верю, что мы сделаем всё хорошо. Пессимист - это трус, боящийся окончить жизнь самоубийством, а влачить жизнь просто потому, что она дана тебе без веры в будущее, без восхищения самой жизнью, людьми, нашей планетой и космосом – не имеет смысла. Мы достигнем и звезд, и вечной жизни, и всеобщего благоденствия.

Марат Шакирзянов

 Фотографии любезно предоставлены корпорацией «Bagaveev Corporation»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость