28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Гайк Казазян: «Играть музыку надо божественно»

8 апреля 2022

Скрипку заслуженно называют царицей музыки. Пожалуй, лучше всего об этом сказал знаменитый Булат Окуджава: «Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь и вселяет в нас надежду, остальное как-нибудь. Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу, по чьему благословению я по небу лечу». Но постигнуть все тайны волшебного звука скрипки дано не каждому, и передать их слушателям не каждому музыканту подвластно. Кому это сегодня все-таки удается, не сомневаемся, того ждет великое будущее. Среди самых перспективных скрипачей нашего времени – Гайк КАЗАЗЯН, который уже в период учебы в Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского был удостоен стипендий президента РФ и правительства РФ. Он учился у всемирно известного скрипача, профессора, Народного артиста СССР Эдуарда Давидовича Грача в школе им. Гнесиных и в Московской консерватории и стажировался у знаменитого педагога, профессора Ицхака Рашковского в Королевском колледже музыки в Лондоне. А недавно, шестого апреля на сцене Татарской Государственной филармонии им. Г. Тукая Гайк Казазян представил программу - посвящение Никколо Паганини.

- Гайк, то, что мы услышали сегодня, это что-то невероятное, фантастическое. Кажется, что человеку неподвластно такое волшебство и научиться этому нереально. Как вам это удается?

- На самом деле каждый человек  до конца не знает своих возможностей и способностей. Вспомним Паганини, которому и был посвящен сегодняшний мой концерт. Его кем только ни называли – и ангелом, и дьяволом, тем более что он жил в ту эпоху, когда люди были очень суеверные. Да он и сам подогревал интерес к этим слухам в какой-то степени, можно сказать, был мистическим персонажем. Он играл настолько виртуозно, что все думали: это выходит за рамки человеческих возможностей. В молодости Паганини написал свои каприччио, которые и сейчас считаются уникальными в музыкальной культуре. И он не просто играл, а экспериментировал, имитировал пение птиц и человеческий смех, звучание флейты и трубы, применял впечатляющие звуковые эффекты. А как он достиг такой виртуозности, помимо природного таланта? Да просто занимался игрой на скрипке как фанатик, без этого невозможно достичь совершенства.

- А вас не расстраивает то, что сегодня на концертах классической музыки преимущественно публика старшего поколения? Как привлекать молодежь?

- Я бы не стал говорить о том, что сейчас хуже или лучше. Но можно провести параллель. В 19 веке после премьеры, допустим, оперы Верди, какой-нибудь парикмахер мог и несколько дней спустя напевать арию из  этой оперы. То есть  концерт или спектакль в то время становились большим событием для всего города, и эхо от этого события «разносилось» еще недели спустя. А сегодня пройдет даже самый прекрасный концерт, и через день-два все его забудут. Но это не значит, что сегодня не умеют ценить классическую музыку, просто наступила слишком перенасыщенная информацией эпоха. Информации сегодня очень много - разнообразной, масштабной, и человек не может сконцентрироваться на чем-то одном. Понимаете, сама атмосфера и менталитет эпохи играют свою роль. Люди сейчас другие. Даже если бы Паганини появился со своей виртуозной игрой сейчас, произвел ли бы он такое же впечатление на публику, как в свое время? Не хотелось бы это признавать, но  современные люди менее восприимчивы к чему-то необычному, поэтическому, творческому. Меньше стало романтизма, искренности, эмоций. В 19 веке  одно стихотворение могло вдохновить на целые подвиги. А сегодня, вы правы, на концерты  ходят  в основном только представители старшего поколения, которые умеют понимать, чувствовать, переживать. Чтобы привлекать молодежь, думаю, нужны какие-то необычные образовательные программы, которые с ранних лет приучали бы к классической музыке. Я вам приведу пример. У меня сложилась традиция – я уже лет десять езжу с концертами в маленькие города Иркутской области. В первый год мне было не совсем уютно, потому что публика была не совсем внимательна, не все воспринимали музыку, кто-то шумел, кто-то разговаривал. Но в последующие годы я уже заметил, как меняется слушатель, как он становится более искренним, эмоциональным, восприимчивым. Даже произведение, которое по времени занимает полчаса,  многие слушали уже  с интересом до последней ноты.

- Вы вместе с ирландским виолончелистом Кристофером Марвудом и пианисткой Ольгой Соловьевой получили международную премию «Чистый звук» в номинации «Камерная инструментальная музыка. Ансамбль» за запись камерной музыки Бориса Чайковского. Это очень престижная награда. В связи с этим хотелось бы вас спросить именно об исполнительском искусстве. Композитор сочинил музыку, то есть, все ноты расписаны, казалось бы, но на одного исполнителя  мы смотрим как на божество, а другого воспринимаем равнодушно. Почему так происходит, на ваш взгляд?

- А вот об этом замечательно сказал дирижер и композитор Антон Рубинштейн: «Исполнение  - это второе творение». Ведь музыка должна именно ЗАЗВУЧАТЬ. Исполнитель как будто заново сочиняет это произведение, чтобы в полной степени передать слушателю всю гамму чувств, эмоций, волшебства. А если просто поставить перед собой цель грамотно исполнить сочинение композитора, не вкладывая в это всю душу, то и не получится затронуть душу слушателя. Поэтому такая музыка не трогает, ничего не оставляет, ничем полезным не наполняет человека. Да лучше где-то в ноту не попасть, но сыграть так божественно, чтобы публика вдохновилась и была потрясена. В этом и есть великая сила искусства.  Истинное предназначение классической музыки для меня в том, чтобы передать публике то, что хотел сказать композитор. Если мне это удастся, я смогу сказать, что реализовался как музыкант. А если  зрители в зале смогут почувствовать музыку так, как чувствую ее я, то это будет, по-моему, большое достижение, в первую очередь, для самой музыки.

- Какова история вашей скрипки?

- Моя скрипка итальянского мастера середины XX века Ансальдо Поджи. Это был знаменитый мастер, который создавал струнные инструменты  с молодости.

- Каким вы видите себя, скажем, через 25 лет?

- Главное - самореализоваться. Я слишком самокритичен, и считаю, что мне еще ко многому стремиться. У меня очень много идей, планов, задумок, и очень хотелось бы потихоньку воплощать их в жизнь. Хотелось бы достичь определенных вершин в творчестве и точно знать, что то, чему я посвятил свою жизнь, с семи лет, что все это не зря. Возможно, в будущем я буду готов на какие-то эксперименты, например, попробовать себя в качестве дирижера. Но это просто мысли вслух, никто не знает, что будет в будущем, главное работать, стремиться к лучшему, совершенствоваться.

- Казанские девушки интересуются, когда случится ваша свадьба?

- Кто знает, может быть, если я задержусь в Казани, то познакомлюсь с очаровательной татарочкой, тогда и до свадьбы недалеко. А если серьезно, то моя жизнь проходит в нескончаемых гастролях, концертах, самолетах, поэтому сложно говорить о том, чтобы строить отношения в таком динамичном образе жизни. Все впереди.

- Гайк, вы сами видите, насколько нестабильна сегодня обстановка в мире. Войны, конфликты в разных частях света, люди находятся в состоянии депрессии. Как вы считаете, насколько искусство способно воздействовать на общество, может ли оно предотвратить конфликты?

- В идеале, конечно, искусство способно останавливать войны, ведь оно доходит до сердец, заставляет задуматься, переживать, надеяться, верить. Это ведь эмоции, искренность. Если бы концертов классической музыки было гораздо больше, чем это происходит сейчас, то, возможно, и войн было бы гораздо меньше. Внутреннее состояние людей было бы другим, сердца многих были бы более мягкими, добрыми, бескорыстными. В любом случае, всегда будем надеяться на лучшее.

- Большое спасибо, Гайк, за содержательную беседу! Успехов вам!

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость