43 (951) в продаже с 27 ноября 16+

Путешествие из Казани в Одессу

4 января 2008

Была бы моя воля, заставляла бы кого следует хотя бы раз в год ходить в народ. На мой взгляд, лучше всего это делать в общественном транспорте, например, в поезде. Дорога дальняя, колеса мирно постукивают, настраивают на беседу со случайными попутчиками. Каких только историй здесь не услышишь. Вот где по-настоящему можно проникнуться всеми чаяниями народа.

КАЗАНЬ – МОСКВА

Вот я все в толк не возьму – почему проезд в плацкартном вагоне фирменного поезда «Татарстан» чуть ли не в два раза дороже, чем не в фирменном, а условия кратковременного пребывания в нем не то что нисколько не отличаются от условий проезда в обычном поезде, но даже в два раза хуже. А где же соотношение цены и качества?

Эту тему мои попутчицы – преподаватель экономических дисциплин из казанского педуниверситета Наташа и дама в возрасте, оставшаяся инкогнито, обсуждали в течение получаса. Я с ними была тихо солидарна. От вагона перешли к житию-бытию. Дама в возрасте сообщила, что на одном из домов по улице Даурской пошла трещина. Причина – строительство метро. Наташа же со знанием дела дала сравнительный социально-экономический анализ двух регионов: Татарстана и Орловской области. Судя по всему, жить в столице Татарстана лучше, потому как влияние родственных связей на построение карьерной лестницы рядовым гражданам менее заметно. В Орле же, где 300 тысяч населения, все как на ладони, а ладонь крепко сжата в кулак губернатора Строева. Все рыбные места давно заняты - повсюду свои люди. Уровень жизни в области низкий, кругом алкоголизм, спиваются целыми деревнями. Все же в Татарстане не так, это видно хотя бы по домам, что мелькают за окном поезда, говорит Наташа. Единственно, чем может гордиться орловская сторона – это молочная продукция. Вкуснее ее Наташа нигде не едала. Сама она родом из Казани, но длительное время жила в Орле, а  несколько лет назад вернулась на родину. В прошлом году перевезла сюда и дочь, которая поступила на иняз на бюджетной основе. Это стоило 750 рублей за каждый час репетиторства. «Последние два года мы с мужем только на нее и работали. Она хоть и училась в спецшколе, но что толку? Полученных знаний все равно было недостаточно для поступления в вуз. Зато учителя, узнав, что она прошла по конкурсу, присваивают эту заслугу себе», - подытоживает Наташа. Теперь женщина мотается к мужу на Орловщину  – воссоединиться с ним в Казани в силу жизненных обстоятельств не получается: он первоклассный компьютерщик, работает в банке, но найти себе применение в Татарстане не может, а у меня, говорит женщина, нет связей такого уровня, чтобы помочь ему устроиться на хорошую работу. Возвращаться в Орел женщина не хочет – опасно для здоровья: у всех поголовно –  проблемы  с щитовидкой, последствия аварии на Чернобыльской АЭС. «Когда я там проходила медосмотр, оказалось, что только у меня одной в этом плане все в норме», - рассказывает Наташа. Вообще же, по ее словам, на прием к врачу без трехсот рублей никто из пациентов не ходит, без них медработники не одарят больного даже взглядом. В Казани ей тоже приходилось обращаться за медицинской помощью. Здесь она столкнулась с тем, что находящиеся на лечении в больнице льготники за свой счет покупали лекарства, чего, как ей известно, быть не должно. Обе женщины еще до полуночи обсуждали болячки, возмущались умопомрачительными ценами и равнодушием властей ко всему происходящему. Между прочим, Наташа по секрету рассказала соседке, что один известный не только в Татарстане, но и в РФ чиновник купил себе самолет (она назвала его имя, но мы его опустим: все ж таки непроверенный источник), что работники предприятия, которым он ранее руководил, на него очень обижены, а начальница юридического отдела этого завода (близкая подруга Наташи) так устала от противостояния между бывшим начальником и подчиненными, что готова уволиться. За сим женщины, тяжело вздыхая, улеглись спать.

МОСКВА – ОДЕССА

Ехать в Одессу в купе с украинцами было повеселее. Одно слово – одесситы. А они и вправду с юмором. Человека из ресторана, развозящего по вагонам тележку со стандартным набором снеди, в наше купе они не допустили: «Мы сегодня не фотогеничны – к нам не приближайтесь». Конечно же, все было сказано с неподражаемым одесским говором. За сутки, что мы были вместе в пути, – ни слова о политике и тяжелой жизни. Женщины, анекдоты и стройиндустрия – вот, пожалуй, вокруг чего крутились все разговоры за рюмкой водки, купленной тут же у проводников по пятьсот рублей за пол-литра. Начнем с первого. К концу поездки и к большому моему удовольствию украинские попутчики наградили меня гордым званием – «не грымза». Видно, потому, что несмотря на их обильное употребление горилки и непрекращающиеся даже ночью задушевные беседы, я хоть и выказывала неудовольствие, но все же была толерантна.

Саша с колоритными усами говорит, что ничего не может с собой поделать – каждые десять лет влюбляется. Но всякий раз предмет его поклонения оказывается «грымзой». Следуя мнению, что из проституток получаются лучшие жены, он чуть было не женился в Москве на таковой: «Дивчина из Екатеринбурга, все просила: забери меня, Сашенька, не пожалеешь». Сашенька приготовил за нее выкуп – три тысячи долларов, но сутенер барышни его переубедил: «Ты ее увезешь, а она завтра же тебя обчистит». А вот самый короткий рассказанный им анекдот из нескольких десятков, которые я услышала за первые два часа с момента, как только поезд тронулся с Киевского вокзала: «Иванко, руби быстрее березы, не ровен час, придут москали и скажут, что это земля наша». Как выяснилось, все трое мужчин едут с заработков домой. Рубли, что они переводят в гривны в соотношении один к пяти, зарабатывают в Москве, ремонтируя квартиры, в которых, пока работают, и живут. К примеру, Николай, у которого подушечки пальцев отшлифованы работой, что не оставляют отпечатков, клал плитку Киркорову и делал бассейн Долиной. Филипп – очень вредный, говорит Николай, а вот Лариса – «баба что надо»: как только почуяла, что работники курят сигареты без фильтра и едят непонятно что, такой нагоняй дала личному охраннику, что тот, боясь потерять работу (по словам Николая, с ежемесячным жалованьем 250 тысяч рублей), за 15 минут заполнил продуктами холодильник и купил несколько блоков дорогих сигарет. Также Николаю доводилось ремонтировать квартиру актеру из сериала «Татьянин день». «Сначала я его не опознал, - рассказывает строитель, - а потом увидел по телевизору. Он мне еще визитку дал, сказал, если захочешь, твоя дочь может сняться в «Ералаше». Зачем мне это надо? Где потом я ее буду искать? В Москве приезжим девушкам делать нечего». По признанию Николая, долгое время он мечтал освоить Рублевку, правда сейчас свою затею оставил: «Мне сказали, что там в основном работают зэки – очень квалифицированно. При этом им очень мало платят». Николай же берет только за работу порядка 130 долларов за квадратный метр. Не дешево, но гастарбайтер утверждает, что отбоя от клиентов нет.

Подъезжая к Брянску, границе, мои попутчики нервно засуетились: у двоих из них, несмотря на то, что в Москве они живут годами, а на Украине бывают только в праздники, нет российской регистрации. Но эта проблема легко разрешилась. «Пройдите к проводнику», - сказал российской таможенник.

– Ты сколько заплатил? - спрашивали они друг друга по возвращении.        

– Я – тысячу.

– И я – тысячу.

– А я пятьсот, – сказал Саша.

– А ты-то за что, у тебя же есть прописка?

– А не знаю, все равно надо за что-нибудь платить, не отстанут же – широко улыбнулся Саша. – Готовься, скоро Конотоп.                  

Это уже было обращение ко мне. Но украинскую границу мы преодолели без затруднений – таможенник бегло посмотрел мой паспорт и пожелал счастливого пути. Одесса встречала огромным новогодним плакатом: «С Новим роком!».

НЕТОЧКА НЕЗВАНОВА

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

27 ноября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?