1 (1003) в продаже с 14 января 16+

Ирина Гелахова: «Сцена полностью обнажает человека»

1 февраля 2012

В гостеприимных стенах Татарского государственного академического театра оперы и балета имени Мусы Джалиля за несколько дней до начала юбилейного Шаляпинского фестиваля мы беседуем с солисткой музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Ириной Гелаховой. Беседуем о фестивале, о «Евгении Онегине», неспетых партиях и вообще о многотрудной профессии оперной певицы.

- Перед приездом в Казань у меня было легкое волнение, но аура казанского оперного театра быстро его развеяла. Работать здесь, как оказалось, и приятно, и спокойно, -  делится впечатлениями о репетиционном процессе Ирина Гелахова.
- Что для вас Шаляпинский фестиваль?
- На Шаляпинском фестивале и вообще в казанском театре я в первый раз. Всегда считалось, а сейчас я воочию в этом убеждаюсь, что казанская опера – это зрелище высшей пробы. Здесь отличный хор – слаженный, подобранный. И, конечно, это событие для меня никакое иное, как веховое.
 - Что вас привлекло в предложении участвовать в Шаляпинском фестивале?
- О высоком уровне казанского театра до этого я была наслышана, поэтому, как только представилась возможность лично в этом увериться, я, конечно, с радостью  согласилась. Так сразу и написала в письме: «Для меня большая честь выступать на сцене казанской оперы». К тому же, исполнительский состав открывающей фестиваль оперы «Евгений Онегин», в которой я задействована, подобран чрезвычайно сильный – певцы великолепны, еще больше можно сказать о дирижере  Михаиле Плетневе, режиссере  Михаиле Панджавидзе, работать с которыми, безусловно, интересно. В итоге, результат совместных трудов – красивый традиционный спектакль.
- «Евгений Онегин» фактически открывает фестиваль. У состоявшейся оперной певицы нет, например, чувства страха?  
- Замечу, что открывать фестиваль очень почетно. Не страх, а скорее чувство волнения присутствует всегда, перед каждым выходом на сцену. Здесь важно пережить одно мгновение – перешагнуть пространство между «за кулисами» и «на сцене». Как только делаешь этот шаг, о страхе и речи быть не может. Там идут эмоции, творческий процесс. Не только о страхе, порой на сцене забываешь, кто ты есть на самом деле.
- В «Евгении Онегине» вы исполняете партию Лариной. Как думаете, почему вам предложили именно эту роль?
- Ольгу я уже пела в нашем театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко и во Франции в театре «Капитоль». Не понимаю, как будет выглядеть, если я сейчас буду петь партию Ольги. Как минимум, я должна соответствовать сценическому возрасту своей героини.
- Кроме возраста в жизни у вас есть что-то общее со своей героиней?
- «Привычка свыше нам дана, замена счастию она» - сидят Ларина с няней и поют эти строки. А счастье любой женщины в любви – одной и большой. У моей героини, как и у меня есть дети, о которых и я, и она  заботимся, желаем, чтобы они были счастливее нас.
  - Какие черты Лариной -  типичной русской барыни вы хотели бы выработать у себя?
- Я русский человек и естественно легко вливаюсь в этот образ, чувствую его, а значит, у меня и так есть что-то от моей героини. Панджавидзе создал интересный образ Лариной – трогательный и волнительный.
- Бывает, что пытаетесь создавать в себе видимость того, что должен чувствовать твой персонаж?
- Ни в коем случае. Сцена – очень коварная вещь, она полностью обнажает человека. Если певец не пропускает через себя образ, который хочет создать на сцене, он будет пустым, бесплодным и публика это сразу почувствует. А если певец и актер проживают на сцене жизнь своего героя – это волшебно.  
- Именно в создании этого волшебства вы видите миссию театра и свою миссию, в частности?
- В том числе. Театр несет духовный заряд, это некий катарсис - нужный и важный на сегодняшний день.
- А какие вопросы волновали вас на старте творческой карьеры? И какой был этот старт?
- Старт  надо бы лучше, да некуда. Пожаловаться не на что -  сразу поступала в учебные заведения, где надо там вовремя замечали. За спиной без счету международных конкурсов и столько же наград. Меня заметила Наталья Троицкая, которая обладала выдающимся сопрано, а позже занялась продюсерством. В числе небольшого количества певцов, которых она брала под свое крыло, оказалась и я.
- Таким образом, потихоньку исполнялась ваша детская мечта?
- Да, я хотела стать певицей. У меня музыкальная семья, но они не академисты. Мой сын и «рта не открывает», а, по словам мамы по мне уже с двух лет плакала карьера певицы. О том, что из себя представляют оперные арии тогда и знать не знала, а вот домашние представления устраивала с особой охотой.      
- Сегодня, какое из личных достижений считаете основным?
- Нет главного достижения – все главные. Мне кажется, у всех певцов так. Какое событие не возьми, оно – первостепенной важности и обязательно ведет к другому событию. Так, все что ни происходит, идет в одну личную творческую копилку.
- По каким принципам вы строили свою карьеру?
- Главное в карьере оперной певицы – овладеть своим ремеслом. Как говорится, прекрасному нет предела, поэтому, свой голос мы совершенствуем в течение всей жизни. Чем лучше огранка, тем сильнее бриллиант ослепляет своей красотой. И если молодой певец запоет, его услышат, подхватят и понесут. Но я по своей натуре фаталист – верю в судьбу, и, стало быть, считаю, что везение в жизни любого человека стоит не на последнем месте. Но нужно  неотступно трудиться, заслужить это везение – сидеть  и ничего не делать нельзя!   
- Но, все – таки, вначале творческого пути без поддержки не обойтись. Чья поддержка была для вас особенно важна?
- У меня не было людей, которые полностью брали надо мной кураторство, водили за ручку. Но появлялись люди, которые в нужный момент могли направить или подсказать, в каком направлении двигаться дальше. К таким я отношу Людмилу Алексеевну – концертмейстера, которая некогда приехала в мой родной город Тольятти и организовала вокальную самодеятельную школу, куда я, естественно, попала. Услышав, как я пою, она сказала маме: «Везите свою дочку в Москву!», может тем самым и определив мою судьбу.
- Что вас ждет в Москве после Шаляпинского?   
- У нас там идет подготовка грандиозной оперы «Война и мир». Ролей средних и больших очень много, с трудом оттуда вырвалась. Меня ждут репетиции.

Алсу Бадаева, «ИТ»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

14 января

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?