40 (1042) в продаже с 2 декабря 16+

Андеграунд. Вне политики, официоза и возраста

14 марта 2008

А жив ли сегодня казанский рок, или бунтарский дух ребят выветрился еще в 90-х, уступив место дешевой имитации? О чем и как поют сегодняшние герои, наш разговор с молодой талантливой  казанской группой «Who are these man».

Знакомьтесь: Айдар Хуснутдинов – клавиши, вокал, тексты, Сергей «Усы» Васько – басист, вокал, Тимур Митронин – гитара, Андрей Кудрявцев – барабаны. Инди-музыка, которую играют ребята (от англ. independent – независимый), объединила в себе огромное количество самых разных стилей, направлений и субкультур. Весь смысл легко понятен из названия – это независимость от популярной или мейнстримовой музыки. Музыканты, называющие себя indie, хотят сохранить свою индивидуальность, а не работать под руководством менеджеров звукозаписывающих компаний. Инди – это само звучание группы. А если копнуть поглубже, то это способ добиться этого звучания и умение преподнести его публике. Оно может сильно различаться, но этот звук и настрой, создаваемый каждым отдельно взятым коллективом, – неповторяющийся и своеобразный. Инди-музыканты никогда не подписывают контрактов с крупными рекорд-лейблами. В девяностых количество инди-музыки сильно выросло, появилось много музыкантов, для которых главным оставалось творчество, а не возможность продать побольше своих пластинок. А главное, появился спрос на инди, публика стала интересоваться тем, что не крутят на радио и не показывают по телевизору. Сейчас инди – это синоним слову «анде-граунд», как когда-то была и альтернативная музыка.

- Что же важнее – деньги или творчество? Подписать контракт с крупной компанией или остаться инди?

СЕРГЕЙ: Думаю, нельзя говорить об этом, как о взаимопротиворечащих вещах. Без денег не будет и творчества, ведь мы живем в мире рыночной экономики. Чтобы купить оборудование, инструменты, оплачивать репетиции, нужны деньги. А когда музыкант может позволить себе все это, он меньше зависит от обстоятельств, свободнее мыслит.

Лишь один из 10 альбомов является коммерчески успешным. Но тут дело в идеологии. Писать музыку, единственную в своем роде, и пытаться рассказать в ней слушателям о своих мыслях и чувствах – в идеале лишь это должно интересовать настоящего музыканта.

- Каково же идеальное место для тех, кому важна свобода действий и мыслей?

АНДРЕЙ: Наверно, это должно быть твое собственное пространство, где ты...

СЕРГЕЙ: Чувствуешь себя спокойно и можешь с головой уйти в творческий процесс.

АНДРЕЙ: Например, собственный дом или плавучая студия, как у Гилмора.

- Давайте теперь поговорим именно о музыкальном стиле.

- Что касается нашего музыкального стиля, то это поп. И мы не боимся этого слова. Сольный Фил Коллинз, Луи Армстронг - это поп! Также, как Моцарт и Чайковский! Под этим словом мы понимаем действительно классных музыкальных исполнителей. Жаль, что сейчас это чаще всего ассоциируется с певицей Максим.

- Все ваши песни на английском языке. Каково это – думать не по-русски?

- Чтобы понять, каково это, надо быть мной!

- Кто они, герои ваших песен?

- Обычные люди, такие же, как и мы с вами. И не важно, на каком языке они разговаривают, и в какой стране живут. Например, «Electric Light» – песня о парализованном человеке.

Но ее можно понимать как историю любого человека, которому плохо. Или песня «Last time» – о жителях социального дна, каждый день балансирующих на грани между слезами и страхом. Таким образом, мы стараемся разговаривать с как можно большей аудиторией. Одним словом, мелодраматический поп.

СЕРГЕЙ: Но у нас есть песни и другого плана, «I fall down» о творчестве до предела, «пока горло не истечет проблем». Это можно назвать роктематикой нашего творчества, способом протеста.

 - Как вы сочинили свою первую песню?

СЕРГЕЙ: Мы с гитаристом играли старую инструментальную композицию (мы сочинили ее вместе еще классе в девятом. Мне захотелось сыграть что-нибудь другое, и я начал наигрывать то, что впо­след-ствии стало песней  «Break».

АНДРЕЙ: Вторую песню, которую мы начали репетировать, я сочинил в ванной. «Di-rections» – о войне. Тут уже не размышляешь, на английском она написана или на русском. Война и есть война. Герой здесь поет о потере семьи, его разрывает пулями, а он вспоминает о доме, думает о любви до последних секунд.

- Другими словами одиночество «маленького человека» во враждебном мире?

- Может быть и так. Мы никогда специально не задумывались, под какую идею или флаг поставить наше творчество. И очень радует, что тем не менее мы находим отклик на него в душах наших поклонников.

- Что главное в музыкальной группе?

СЕРГЕЙ: Понимание между участниками группы. И получение совместного удовольствия от работы, конечно. Музыка для нас – это не в коей мере не привычка и не необходимость. Это мысли, которые можно донести через звуки. Наше общее дело, которым невозможно заниматься несерьезно, слегка.

- Айдар, как из мальчиков, любящих играть на инструментах, получилась группа «Who are these man»?

СЕРГЕЙ: Мы с Тимуром (гитаристом) вместе играли в школьной группе, но у нас давно была идея создать свой музыкальный коллектив. После окончания школы мы задумались о создании своей музыки. Именно тогда я познакомился с Айдаром. Это был второй курс. Я спал на паре, но проснулся, услышав чудную электронную музыку. Спросил, кто автор, оказалось Айдар. Тогда я рассказал ему о наших планах, и нас стало трое. Мы начали репетировать сначала под электронные барабаны, ввиду отсутствия ударника. 1 августа 2006 года к нам на репетицию пришел Андрей. Его увлекло, и он решил играть с нами.

- Где вам удалось «засветиться»?

СЕРГЕЙ: Мы очень долго репетировали, прежде чем где-либо выступить. Нашей репетиционной базой стала «Рок-капелла». Когда мы почувствовали, что готовы, директор «Рок-капеллы» Азат Яхъев пригласил нас принять участие в концерте с известными казанскими группами. После выступлений в «Рок-капелле», мы приняли участиве в фестивале английского языка в «Униксе» и выиграли гран-при!

Потом был «Джокер-фест» – крупнейший рок-фестиваль Казани. Там мы впервые играли для большой публики. Нас заметили и пригласили выступить в «Татнефть-Арене».

Начинающим, как правило, не платят за то, что они выступают в клубах. Все собранные от билетов средства делятся между организаторами и хозяевами помещения. Поэтому ребятам очень трудно суметь себя реализовать в музыке и учиться одновременно. Мы сами студенты, поэтому знаем проблему не понаслышке. Прибавьте к этому расходы на безумно дорогие инструменты и прочее. Поэтому-то мы и решились на новаторство – провести концерт напрямую, без привлечения третьих лиц. Зато все собранные средства, пусть и небольшие, пойдут именно участникам.

АНДРЕЙ: Но после этого дело застопорилось. Мы постоянно пытались попасть в какие-то концерты, в июле- августе 2007 бесплатно играли в летнем кафе для нескольких человек, и были очень этому рады. Ездили через весь город в Кировский район со своими инструментами. Однажды, когда мы в очередной раз приехали туда играть, перед нашим носом буквально закрыли двери, сказав, что в кафе сменилось руководство, и музыканты больше не нужны. Вместе с группой «Де жа вю» и «IOCH» мы от отчаяния решили сыграть в местном гараже, где стояла ударка одного из участников группы. Тогда как раз начался тот самый ураган, во время которого сносило крыши и переворачивало машины. Через все эту жесть мы с инструментами добирались домой... В октябре на концерте, организованном творческим объединением «Альтера Казань», мы впервые выступили в клубе «Маяковский. Желтая кофта», пристанище молодых казанских музыкантов.

- Чем дышите этой весной?

Сергей: В данный момент у нас есть всего одна записанная песня «Elecric Light», которая является нашей визитной карточкой. Она была записана на концерте в мае прошлого года. Сейчас в планах нашей группы - запись диска, который выйдет в мае. В него войдут новые, нигде ранее не исполнявшиеся вещи.

- В чем, на ваш взгляд, самая большая проблема казанского рока сегодня?

Сергей: Проблема в том, что очень мало музыкантов, играющих что-то действительно интересное. Большинство групп играют сегодня музыку, заключенную в какие-то рамки, используя клише. Но в Казани есть ребята, которые играют действительно качественную независимую музыку. Например, такие группы, как «Conspi-rators» (пост-панк), «IOCH» (пост-рок). На наш взгляд, это и есть новая волна. Очень тяжело также найти хорошую репетиционную базу. Музыканты перебиваются, как могут. Мы уже решили эту проблему, за что огромное спасибо человеку, который давно и бескорыстно нам помогает, - Артему Quattro Петракову.

- Новых дорог, ребята!

БЕСЕДОВАЛА ЭЛЬВИРА КИВЕЛЬ

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
7 декабря
6 декабря