13 (968) в продаже с 9 апреля 16+

Игры престолов по-татарски, или История названия одной нижнекамской улицы

19 февраля 2016

Изогнутая улица Сююмбике, соединяющая проспект Мира и улицу Менделеева, имеет не менее длинную и отнюдь не прямо-однозначную историю названия. В хитросплетения интриг и догадок служителей пыльных архивов читатели нашего сайта погрузятся благодаря корреспонденту «Нижнекамской правды» Олегу Лукошину.

Шестнадцатый век, в котором жила правительница Казанского ханства Сююмбике (это имя на протяжении столетий писалось и произносилось по-разному) – время весьма от нас отдаленное, поэтому даже к «официальным» фактам биографии персон этой эпохи следует относиться с изрядной долей скепсиса. История лишь приоткрывает завесу тайн, но не дает стопроцентных объяснений и трактовок.

Тем не менее основная канва жизненной линии царицы Сююмбике нам в общем и целом известна. Она приходилась дочерью ногайскому бию Юсуфу, то есть была иностранкой для Казанского ханства. Суровая воля исторических процессов вовлекла ее в кровавую круговерть исторических событий своего времени. В самом юном возрасте (историки сходятся на том, что ей было 12-13 лет) Сююмбике отдают замуж за 15-летнего Казанского хана Джан-Али, тоже пришлого для Казани человека, который попал на престол в результате многоходовых и многосторонних переговоров, в коих участвовала постепенно распространявшая влияние на Казань Москва и тюркские государства, осколки Золотой Орды. Казанское ханство переживало в то время непростой период: собственных сил и влияния не хватало для сохранения целостности, приходилось маневрировать между соседними государствами и подстраиваться под их желания. Для того, чтобы возвести Джан-Али на престол, заинтересованные стороны свергли предыдущего правителя Казани, хана Сафа-Гирея, происходившего из династии крымских ханов.

Однако у власти Джан-Али оставался не больше четырех лет. Изгнанные из Казани крымчаки власть терять не желали: готовили «общественное мнение» и искали пути к возвращению Казанского ханства. Верный момент настал в 1535 году: в результате заговора юный Джан-Али был убит, а Сафа-Гирей вернулся в Казань в качестве нового-старого правителя. Для придачи дополнительной «легитимности» его возвращению, а так же и для того, что не конфликтовать с Ногайским ханством, откуда происходила Сююмбике, крымчаки придумали изящный ход: отдать ее замуж за Сафа-Гирея. Мнения самой молодой женщины, разумеется, никто не спрашивал, ну да и не принято было в те времена погружаться в женские переживания. Жен у Сафа-Гирея к тому времени уже хватало, и Сююмбике стала пятой в его гареме.

Что касается постордынских ханств, то с ними вопросы были решены, а вот для Москвы возвращение к власти Сафа-Гирея стало известием неожиданным. Джан-Али был подконтрольным москвичам ханом, а Сафа-Гирей, как и его родное Крымское ханство, проводил независимую и агрессивную по отношению к русским княжествам политику. Однако почти пятнадцать лет московские князья не решались на какие-либо военные действия против Казанского ханства, предпочитая вести подковерную игру. За этот кратковременный период стабильности Сююмбике успела родить от Сафа-Гирея сына Утямыша и полюбиться простому Казанскому народу. Все отмечали ее простоту и доступность в общении.

В 1949 году далеко не старый хан Сафа-Гирей внезапно умирает после несчастного случая в бане, где он якобы «ударился головой». Официально ханом становится Утямыш-Гирей, но он слишком юн, чтобы править самостоятельно, потому в качестве регентши при малолетнем хане править Казанью начинает Сююмбике. Так она становится одной из первых правителей-женщин в истории мусульманских государств. Длится ее правление недолго, всего два года, ну а затем история красавицы Сююмбике как бы раздваивается на реальную и легендарную части.

Реальная часть полна подлости и печали. К тому времени московский князь Иван IV, по прозванию Грозный, стал царем всея Руси и начал проводить более твердую и последовательную политику экспансии по отношению к соседям. В Свияжске, что буквально в пятнадцати верстах от Казани, он создал русскую военную базу, наличие которой весьма встревожило казанскую знать. Началась череда тайных переговоров и торгов. Она закончилась тем, что казанские мурзы из каких-то своих соображений выдали царицу Сююмбике вместе с ее малолетним сыном русской стороне. Сююмбике была арестована русским отрядом и увезена в Касимов, столицу подконтрольного Москве Касимовского ханства, где была принята с высокими почестями, но фактически в статусе пленницы. Через полтора года против своей воли ее женили на местном хане Шах-Али. Так до самой смерти она и прожила в этом городе и в этом статусе. Ее сын Утямыш поступил на службу к русскому царю и был крещен в Москве под именем Александр.

Легендарная часть истории жизни Сююмбике гораздо интереснее и вдохновеннее. В ней она не попадает в руки русского войска, а сбрасывается на камни с высокой башни, которая впоследствии обретает ее имя. По одной из версий башню за семь дней возводит влюбленный в нее царь Иван Грозный, по другой – она строится по ее собственному приказу. Как бы то ни было, согласно легенде гордая и свободолюбивая царица предпочитает смерть неволе. Легенда действительно красива и остается только удивляться, почему по ней не снято ни одного художественного фильма.

Как говорится в конце любой сказки: «добрым молодцам урок». Вот и нам в истории прекрасной и мудрой Сююмбике есть повод о многом задуматься. О тяжелом и кровавом становлении нашей многонациональной страны, о роли в ней отдельной личности. В особенности, если личность эта – женщина. И о том, что личности порой жертвуют собой ради блага всего народа. Жертвенность Сююмбике без труда можно разглядеть, как в «официальной» версии ее жизни, так и в «легендарной».

Может быть, поэтому она и любима до сих пор?

«Нижнекамская правда»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

8 апреля
6 апреля
5 апреля

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?