41 (800) в продаже с 20 октября 16+

Евгений Князев: «Человеку дано многое»

17 марта 2017

«Известия Татарстана» побеседовали с побывавшем с гастролями в Казани известным российским актёром театра, кино и телевидения, театральным педагогом, ректором Театрального института им. Б. Щукина и исполнителем главной роли в нашумевшем сериале «Мессинг» Евгением Князевым.

 
–  Евгений Владимирович, ваш вуз – кузница актерских кадров номер один. Но найдут ли себе применение ваши выпускники при таком сценарном голоде?
– Эта проблема серьезная. Сценарий – один из главных составляющих кино, драматург – главная составляющая театра. И для этого нужны одаренные люди, которые имели бы талант к писательскому труду. Если мы говорим о театре, то новая российская драматургия на сегодняшний день существует. Но почему-то трудно найти то, что хотелось бы играть. Я работаю в театре Вахтангова, и сколько бы ни говорили актеры, и сколько бы ни говорил наш руководитель Римас Туминас о том, что нужно делать современную драматургию, но та драматургия, которая была бы интересна сегодняшнему зрителю – ее нет. Поэтому у нас в театре в основном и в большей степени ставится классическая литература и классическая драматургия. А та современная, которая есть, она не производит на наш театр того впечатления, чтобы хотелось ее поставить.
Евгений Князев.
Я видел пьесы современных авторов на сцене БДТ – например, пьесу Ивана Вырыпаева «Пьяные». Сделано неплохо. Но почему-то темы эти меня не могут взволновать. Видел «Алексея Каренина» Василия Сигарева. Неожиданно, интересно, но все равно та же тема Толстого «Анна Каренина» глубже, серьезнее. Хотя написано хорошо, он даже смог написать языком, который стилизован под Льва Николаевича Толстого, если так можно вообще в принципе сказать. Жаль, почему-то перестала писать Петрушевская. Интересных писателей на сегодня много. Их гораздо больше, чем тех, которых я читаю и которые на меня производят впечатление. Начиная от Алексея Иванова, несмотря на все выкрутасы, Захара Прилепина – очень высокого уровня писатель, Дмитрия Быкова, Татьяны Толстой. То есть в стране множество писателей, но с драматургией что-то не ладиться. А что касается киносценариев, там совсем беда.
–  ... Классическая драматургия, Мольер, Островский, Чехов – это понятно, но сейчас ничего нет такого уровня.
–  Чехов когда-то тоже был современным автором. Его произведения внедрялись с трудом, но это же произошло! И когда ты читаешь эти диалоги, то их можно воспроизводить и их легко произносить. Если сценарист с писательским даром, например, Володарский, то у него и диалоги прописаны хорошо, своя манера речи. А в киносериалах диалоги часто неловкие. После прочтения некоторых авторов есть ощущение, что люди не ходят по улицам, не слышат, как между собой разговаривают люди, и какие обороты они используют. К большому сожалению, порой получается не диалог, а нелепость, непонятно что! Это из-за того, что сейчас такое время, что каждый может все, и каждый кто смел, тот и поспел.
–  И как же быть дальше?
–  Не могу сказать, ведь я не драматург, я сам ищу хорошие сценарии. Читаю их, и если они мне не нравятся, если понимаю, что это опять киномыло, то не соглашаюсь. Приличные сценарии у Виктора Мережко. Он хороший драматург и писатель, предложил мне роль и я с удовольствием с ним работаю. Мы уже закончили и озвучили сериал, премьера художественного и телевизионного варианта будет в марте. Достойное произведение «Шолом Алейхем» драматурга Горина, который написал пьесу по этим произведениям. Пьесу ставили в «Ленкоме», где в главной роли играл Евгений Леонов. По «Тевье молочнику» был снят художественный фильм и я сыграл в нем главную роль.
​  
–  Мы пришли к тому, что фильмы и сценарии уровня «Мессинга» будут сниматься раз в восемь лет?
–  Как я могу ответить вам на все эти вопросы? Вот сценарии покойного Володарского все мне нравились. Я снимался в трех фильмах, снятых по его произведениям. Его сценарий лег в основу фильма «Пятый ангел» и был мне чрезвычайно интересен. Тот текст, который был им написан, включал исследование биографии, и ходят слухи, основан на фактах жизни Ходорковского.
Иногда смотришь посредственные американские фильмы, а диалоги там просто замечательные. Да, вам может не понравиться само кино, но мусор со сцены он не будут нести.
–  В вашей роли Мессинга есть что-то таинственное, фильм почти гениальный. А вы сами верите, что человеку дано такое?
–  Человеку дано многое! Свои знания мы скрываем за интуицией. Мы ничего не знаем о тех сновидениях, которые видим и не понимаем, что они нам советуют. Даже если взять историю Казани и обретения православной святыни – иконы Казанской божьей матери. Ее девочка Матрена увидела во сне. На том месте стали копать... и нашли икону, которая стала по преданию символом сохранения всей Руси! Или вспомним Свято-Елизаревский монастырь в Псковской области, где монаху было видение найти икону в лесу и он ее там нашел.
Люди, которые занимаются изучением процессов функционирования мозга, они же понимают, что это всего-навсего передаточный пункт, некий компьютер, в который приходит информация и которая должна дальше распространяться. А используем мы его на слишком маленький процент!
​  
Об этом говорил и Вольф Мессинг в своей единственной подлинной книге «Я – телепат», на которую мы опирались, когда снимали фильм. В ней написано намеком о всех тех событиях, которые есть в картине – о лунатизме, впадании в кому. Мы знаем о том, что в природе существуют электромагнитные волны, сотовая связь и мозг также работает, принимая эти сигналы откуда-то.
Человек должен расти и развиваться, и за этим большое будущее, если человечество до этой поры само себя не уничтожит.
–  Вы говорите, что выбираете хорошие сценарии. Но почему тогда на экранах столько некачественных российских картин, которые не устраивают публику?
–  Я не снимаюсь в таких. Публика пресытилась низкосортными лентами. И то, что я нахожусь в зале Казанской филармонии, говорит о том, что зрители пресытились этим абсолютным отсутствием духовности. Сейчас в стране возрождаются чтецкие абонементы. В театре Вахтангова идет «Маскарад», «Евгений Онегин», «Дядюшкин сон», «Анна Каренина», «Царь Эдип» – и на каждой постановке у нас огромное количество молодежи! Человек должен заниматься своей душой. Это надо насаждать, воспитывать вкус.
Я работаю ректором, и тех кто учится хорошо – десять процентов. Но дипломы дают всем, и они «выпускаются», после чего становятся посредственными актерами. Я разговаривал с финансовым отделом Министерства культуры. Не поверите, туда после института приходят люди с экономических факультетов, которые не могут высчитать проценты! Дело в том, что в вузах идет подушевое финансирование и если у тебя отчислят студентов, то отнимут деньги, поэтому и держат чуть ли не всех подряд!
–  Сегодня вы проводите поэтический вечер. Почему вы выбрали авторов именно советского периода?
–  Мне кажется, это время в поэзии выбрана мной слу­чайно и неслучайно одновременно. Стихи я стал читать не так давно. Это началось с телевидения, когда канал «Культура» попросил записать программу «Послушайте». Два-три года меня приглашали участвовать, но я не соглашался. Меня спрашивали: что ты будешь читать? Но оказалось, что и Пушкина, и Лер­монтова, и Некрасова, и Светлова, и Маяковского, и весь Серебряный век в этой передаче уже читали. Тогда я решил взять советское время.
Несмотря на то, что этот период ругают, были чрезвычайно талантливые люди, и поэзия была на таком уровне, что собирала стадионы. Это было время, когда поэты были как поп-звезды – Вознесенский, Ахмадуллина, Евтушенко. Фактически они уже стали классиками, поэтому мой выбор на телеканале одобрили. Затем Московская филармония предложила прочитать мне именно эту программу, после чего я стал выступать с ней и на других площадках.
–  Вы читали для публики зарубежных авторов?
–  Я предпочитаю испанскую поэзию. У меня есть программа «Танго Пьяццола», где я читаю Борхеса, Лорку, Орасио Феррера. Есть программа «Пиковая дама» Пушкина, читаю «Бориса Годунова» с оркестром народных инструментов, «Гарри Пот­тера» – это очень интересно детям. Но эти программы я не смешиваю: когда ты варишь щи, незачем класть в туда горох.
–  Какие у вас отношения со студентами?
–  Если я вижу, что человек пришел осознанно учиться, работает, вкладывает себя, душу нервы, сердце в освоение профессии, то я таких студентов люблю и буду с ними разговаривать. А если это бездельник, а еще и врет, то я его видеть не захочу. Такие меня боятся и обходят стороной!
–  Евгений Владимирович, как вам удается и преподавать, и быть ректором, и играть, и сниматься, и гастролировать? Сколько часов у вас в сутках?
–  Если все распределить по времени, то его на все хватит. Хожу в театры, читаю литературу, занимаюсь домом. Сюда прилетел из Петербурга, где получил премию «Фигаро», которая по традиции вручается в день рождения Андрея Миронова, 8 марта. Давно не был в Казани, и она произвела на меня очень хорошее впечатление. Я ходил по центру города, был в Кремле – ваша столица очень изменилась. Надеюсь, что и тот монастырь, где была найдена икона Казанской божьей матери, будет восстановлен.
– Будет однозначно.

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
20 октября

Опрос
При каком из правителей, руководивших Россией за последние сто лет, вы хотели бы жить? ?