49 (808) в продаже с 15 декабря 16+

Счастливый случай Оксаны Бодиш

13 апреля 2017

Счастливый случай свел меня с героиней моего рассказа-притчи «Подарок на счастье». Так бывает: не подозревая о существовании реального прототипа, пишешь о том, что близко тебе – и вдруг это становится близким и родным еще кому-то.

– И у меня так бывает. Кого нарисую, тот приходит в мою жизнь, – узнав себя, в мою жизнь вошла замечательная художница Оксана Бодиш и обогатила своим присутствием.

Как и героиня «Подарка на счастье», Оксана рисует душой. В ее картинах много души, еще больше – сердца. В них много мистики, философских смыслов и положительной энергетики.

Наполненные переливами света и тихой грустью, картины Оксаны Бодиш манят за собой на просторы нездешних времен и нездешних миров. Ведь родом они – оттуда. Из другого измерения. Силуэты людей, окутанных призрачной дымкой тумана… Дивной красоты города в лучах заката… Всадники, парящие над облаками… Дом-человек (или человек-дом), грезящий о далеких странствиях… Синяя птица-мечта с осязаемо трепещущими крыльями… Скрипач с золотым смычком – лучом солнца… Рассказывать о них – невозможно. Их надо видеть. Волшебные миры беспредельной фантазии – то, чего катастрофически не хватает в суматохе буден.

Cколько она себя помнит, рисует. На всем, что попадается под руку и всем, что попадается под руку. Кто рисовал в семье? Никто, кроме двоюродного брата оксаниной мамы – Евгения Скороварова. Он был профессиональным художником и, судя по тому, что картины приобрела Третьяковская галерея, талантливым. Ушел из жизни в молодом возрасте, задолго до Оксаниного рождения, – и творческого влияния на племянницу оказать не успел.

О том, что у девочки талант, никто в семье не догадывался. Рисует – и пусть себе рисует. Если бы не соседские мальчишки, продолжала бы Оксана рисовать, как все: для себя, для друзей, для школьной стенгазеты… Но чудеса, замаскированные под счастливый случай, происходят: в Бобруйске открылась художественная школа, мальчишки прочитали объявление о наборе и решили, что Оксане это просто необходимо. Родители Оксаны так не считали и уже записали дочку «на шахматы», но мальчишки оказались настойчивее – и победили: усадив будущую художницу на багажник велосипеда, привезли ее прямо на вступительные экзамены. Все дети пришли нарядные, с родителями… Оксана попала… прямо со двора – на бал, зато сопровождал ее целый велосипедный эскорт!

На вступительных экзаменах одиннадцатилетняя Оксана рисовала натюрморт. Карандашом, впервые в жизни – с натуры. Сколько их будет впереди… Одна из ранних работ – белая ворона в стае черных. У нее сложены крылья, но вот-вот расправит – и полетит. «Это не в том плане, что я такая светлая, а все такие тёмные, – говорит Оксана. – Просто я долгое время чувствовала себя чужой. Вот почему у белой вороны крылья сложены, а у остальных – наоборот».

Картины Оксаны Бодиш украшают галереи и частные колекции Венгрии, Словакии, России, Белоруссии, Украины, Америки, Австрии, Германии, Грузии, Англии, Словении, Польши, Испании. «Мои работы всегда путешествовали больше меня, – говорит художница. – Сказочный пейзаж, подаренный маминой подруге, улетел в Израиль. В Алжире – работа, отправленная художественной школой на конкурс детских рисунков и занявшая первое место. В 1989 году после окончания минского художественного училища им. Глебова я вышла замуж в Венгрию, жила в венгерской деревне, работала учителем рисования в школе. Параллельно выставлялась в минском музее и представляла Венгрию на итальянской выставке, где главными ценителями были профессора художественных ВУЗов. Когда «вышла из замужа», перебралась в Будапешт, гораздо более способствующий творческому развитию. На выставке белорусских художников, проходившей в 1992 году в Австрии, сразу две мои картины были проданы в частные коллекции австрийских любителей искусства, что вызвало недовольство более маститых и знаменитых коллег. Без всяких нужных связей, без всякой поддержки я стала дипломантом конкурса для учителей рисования «Аrtium-2003», после которого меня автоматически приняли в Союз художников Венгрии. Я с головой окунулась в то, без чего не представляю свою жизнь. Отбросила в сторону все, что мешало – и занимаюсь любимым делом. Без этого я не могу: в моем мозгу постоянно рождаются образы, и я пытаюсь изобразить хотя бы сотую часть из того, что вижу».

Мысль экранизировать «Подарок на счастье» пришла в наши головы одновременно. Загоревшись идеей, Оксана нарисовала иллюстрации, Котэ Малания из Грузии оживил их посредством анимации. Это был бы интереснейший международный проект (художник – из Венгрии, аниматор – из Грузии, автор – из Израиля), но…

Но плохое известие прилетело из России. В Казани, где должны были начаться съемки фильма, рухнул правительственный банк, и проект остановился. Да, любая мечта упирается в деньги. Волшебной красоты фильм, взлетающий над суетой повседневности и увлекающий за собой других, до сих пор ждет своих воплотителей.

Зинаида Вилькорицкая
(Мадам Вилькори)

Наша справка:

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори) — писатель, журналист, автор романа «Бабочка на булавочке, или Блинчик с начинкой», сборника рассказов, повестей и миниатюр «Бирюльки в кастрюльке». Постоянный автор журналов «В загранке» (Швейцария), «Гостиный двор» (Россия), «Точка Zрения» (Россия), «Русский базар (США), «Новый Континент» (США), еженедельника «Секрет» (Израиль) и др., член редколлегии журнала ИсраГео (Израиль). С марта 2017 года – литературный редактор в Kontinent Media Group.

 


 

«Подарок на счастье»

рассказ-притча

Зинаида Вилькорицкая (Мадам Вилькори)

В некотором царстве, в некотором государстве жила-была художница. Она создавала картины, при виде которых людям хотелось плакать от счастья.

–  Не может этого быть! – сказал Владелец Картинной Галереи, где выставлялись его жена, его любовница, его дети и его друзья. – Плачут – от горя. Народу не нужны такие картины! От них странным образом улучшается здоровье и поднимается настроение! Чем тогда будут заниматься врачи и производители лекарств?

Владелец Картинной Галереи (в дальнейшем – ВэКаГэ) был слишком занят своими делами, чтобы вникать в чужие. И все же любопытство взяло верх.

Целых три дня и три ночи ВэКаГэ скрёб свою картинно-галерейную лысину и, наконец, наскрёб послание: «Уважаемая такая-то! Говорят, Ваши картины лечат! Хочу в этом убедиться. Конечно, рисовать душой – сущий садизм над организмом, но я не побоюсь принять Ваш презент для моей галереи. Ждите гонца на вороном коне!»

Проскакав три дня и три ночи, гонец явился. Изрядно запылился, но с вещественным приветом воротился.

–  Ну-ка, ну-ка, что за цаца? Надеюсь, она миленькая и креативненькая? – ВэКаГэ увидел картину и чуть не упал в обморок.

Рядом с ЭТОЙ все остальные выглядели бездарными скучными штамповками, которые хотелось прикрыть старой грязной тряпкой – и никогда никому не показывать.

–  Какой кошмар! – жена ВэКаГэ затряслась, как стиральная машинка «Малютка» в режиме отжима. – Ты должен пресечь это безобразие и отстранить самозванку от холста и кисти! Тоже мне, всенародное счастье! Она художница от слова «худо»! Она привносит бред в общество!

–  Убери этот ужас и спрячь его подальше! – прошипели друзья. – Твою галерею должны украшать наши картины – самые совершенные в мире! Мало ли кто чего намалюет? Чем меньше о ней будут знать, тем лучше! Ее удел – прозябать в неизвестности! Малевать могут все, даже слон. Макнет хобот в ведро с краской – и готово. Долой слонизм-хоботизм в изобразительном искусстве!

–  Если ты поставишь ЭТО в свою галерею, все будут сравнивать ее мазню с моими гениальными шедеврами, но… не в мою пользу!!! Это жестоко и несправедливо! – любовница ВэКаГэ так выразительно поправила свой бюстгальтер, что ввергла в панику самый креативный экспонат галереи – натюрморт «Горчица на вареной колбасе».

Как вы уже поняли, работы необычной художницы нравились только людям со светлой душой и чистым сердцем. Чтобы не смущать всех остальных, «мазню» отнесли в пыльный чулан, повернули лицом к стене, прикрыли старой грязной тряпкой и никому не показывали.

Филигранно обходя острые углы, ВэКаГэ почесал свою картинно-галерейную лысину и начесал послание:

«Уважаемая такая-то! Благодарю за презент. Ваше произведение с местечковым названием «Подарок на счастье» занимает особое место в моей галерее и требует вдумчивого созерцания.

Моя миссия – уделить Вам как можно больше времени. Это будет особое время, но где его взять? В данный момент я занят по самую завязку. Не выпуская из рук утюга, глажу шнурки для срочных проектов нашего царства-государства. Царь-государь считает, что современное искусство деградирует, поэтому я весь в поисках! Ищу новые таланты! Кроме жены-друзей-и-любовни… хм-м-м… очень перспективной девушки с максимально выдающимися добродетелями, никого не нашел, но это дело времени.

Как только откопаю хоть один талант, сразу займусь Вами. Дорогуша, умоляю, не серчайте! Я занимаюсь глобальными вещами, понимаете? Всегда Ваш – ВэКаГэ».

С тех пор прошло много дней и ночей. После каждого дня и каждой ночи ВэКаГэ шел в чулан смотреть «мазню». Пытался разгадать секрет ее притягательности, но не смог. Картина ошеломляла. Она цепляла и не отпускала.

Не будучи человеком слова и дела, ВэКаГэ в очередной раз призвал на помощь свою картинно-галерейную лысину и снарядил очередного гонца с очередным посланием:

«Уважаемая такая-то! Не думайте, что я о Вас не помню! Я безмерно ценю Ваше творчество! Те крохи времени, что у меня остаются, недостойны Вашего произведения. Конечно, кроме голого таланта, с Вас взять нечего, но разве Вы обделены моим драгоценным вниманием?

Я уже многое для Вас сделал! При всей моей занятости я даже успел просмотреть Ваше произведение! Правда, пока что одним глазом. Правым. Но второй мой глаз – левый – тоже посмотрит. Я за него ручаюсь. Это не делается с бухты-барахты! Не будем спешить – и людей смешить. Всему – свое время!

Положитесь на меня и ждите дождичка в четверг. В плотном расписании моих глаз непременно отыщется время для Вас. Не серчайте, дорогуша, умоляю! Как только, так и сразу! Навеки Ваш – ВэКаГэ».

Обещанного три года ждут. Спустя три года – в аккурат после дождичка в четверг – художница получила приглашение на бал. В этом не было ничего удивительного: в некотором царстве, в некотором государстве обожали бальные церемонии.

Удивительным было другое. Бал проводился не в царском дворце, а в недавно построенном Доме Приятных Сюрпризов. Но если вокруг – ни души, а в помещении – темным-темно…

–  Ну и ну! – художница огляделась по сторонам. – Разве можно быть такой рассеянной? Вечно я что-нибудь перепутаю! Мне удается попасть впросак даже в день моего рождения, а жаль. Именно сегодня бал был бы очень кстати!

Услышав раскаты грома, художница пожалела, что не взяла с собой зонтик. И вдруг распахнулись двери, заиграла музыка, зажегся свет…

Это была не гроза. Это был гром аплодисментов. В зале оказалось так много народу, что яблоку негде упасть. Все улыбались и аплодировали, а на стенах…

На стенах висели картины. Ее картины.

–  Вот сюрприз – так сюрприз! – обрадовалась художница. – Никогда не видела так много своих работ, собранных вместе! Хоть верьте, хоть не верьте, в моем доме нет даже копий! Картины разбирают так быстро, что не успевают высохнуть краски, но чем больше я раздаю, тем счастливее становлюсь! Рисовать душой – огромное счастье. Без всякого садизма над организмом!

Как вы уже поняли, почитателям таланта нашей художницы удалось невозможное. Но среди множества картин не хватало одной. Сами понимаете, какой.

«Подарок на счастье» находился все там же – и у того же. Прикрытый старой грязной тряпкой, он все это время «улучшал свою композицию» и «дозревал до приемлемого уровня». Вот что значит, не спешить – и людей не смешить!

–  Ты слышал новость? Художница от слова «худо» пролезла во всенародные любимицы и сделала выставку! Дом Приятных Сюрпризов разыскивает ее мазню «Подарок на счастье»! – на шее ВэКаГэ сидела большая куча народу, которая управляла его делами в свою пользу. – Звони туда и проявляй благородство: пусть платят деньги за хранение и забирают!

Вы думаете, у ВэКаГэ не было души? Вы думаете, там, где должна быть душа, у него зияла дыра? На самом деле, ВэКаГэ был не таким уж плохим парнем. Он просто был под пятой (и не одной), а делал вид, что на лихом коне.

–  Вы просите песен? Их есть у меня! – обрядившись в личину благотворителя, ВэКаГэ схватил мобильник и…

Что-что? В некотором царстве, в некотором государстве не было мобильников? Вы глубоко ошибаетесь. Мобильники были. Люди без мобильников не жили!

ВэКаГэ (таки да!) схватил мобильник…

–  Алло! Дом Приятных Сюрпризов? Вы ищете картину «Подарок на счастье»? Она у меня! Хранится в специальном месте… Охраняется, как зеница ока… Я уже многое для нее сделал! Пришло время сделать еще больше! Могу продать. С величайшим сожалением оторву от сердца! – выступая в роли хранителя раритета, картинно-галерейная лысина обдумывала сумму, которая бы скрасила расставание.

–  Нет проблем. Купим! – сказали организаторы выставки.

–  Это идеальный способ избавиться от местечковой мазни! Она все равно ничего не стоит! Проси сотню. Если дадут половину, тоже соглашайся! – подсказала жена.

–  Сотню дадите? – спросил ВэКаГэ, не надеясь на результат (сотню не давали даже за креативную «Горчицу на вареной колбасе». Сказать по правде, ни за нарисованную горчицу, ни за нарисованную вареную колбасу вообще ничего не давали, но этот секрет не разглашался ни под каким соусом. Даже под майонезом).

–  Сотню? Дадим. Отчего ж не дадим? – сказали организаторы выставки.

–  А… больше сотни? – так, на всякий случай, спросил ВэКаГэ.

–  Дадим даже две! – не мелочились организаторы выставки.

–  Неужели мазня стоит больше сотни? – удивилась жена. – Если бы это было что-то дорогое, оно бы за деньги продавалось, а не раздаривалось!

–  Ни фига се… На этом можно заработать! – сообразила любовница. – Они купят за любые деньги! Проси миллион!

–  Проси два! – подсказали друзья.

–  Проси три! – вдохновилась жена.

–  Проси пять! – закричали дети.

–  Попрошу десять! – решил ВэКаГэ. – А раз им так сильно надо… Могу заломить и пятнадцать!

–  Нет проблем! – сказали организаторы выставки. – Везите картину!

От предвкушения прибыли с картинно-галерейной лысины сошло семь потов. Не полагаясь на гонцов, ВэКаГэ самолично оседлал вороного коня ипоскакал бы в Дом Приятных Сюрпризов за пятнадцатью миллионами, как вспомнил о главном.

Ощущая прилив деловой активности, он ворвался в чулан… Но разве конкуренты дремлют?

У каждого – свое счастье: хоть кто-нибудь должен получить от него удовольствие?

ВэКаГэ опередили… мыши. У богемных картинно-галерейных мышей оказался потрясающий вкус на предметы искусства: под старой грязной тряпкой валялась пустая рамка и обрывки того, что могло бы стоить пятнадцать миллионов.

Выражая безмерные восторги, мыши плакали от счастья. Не подводя под это приятное дело никакой философской галиматьи, они были счастливы, – как могут быть счастливы живые организмы, здоровые физически и душевно.

Мыши оказались умнее и дальновиднее, но вопросы, вызванные безысходностью, решаются мгновенно. По идее, ВэКаГэ должен был откинуть копыта вместо своего вороного коня, но «Подарок на счастье» очеловечил очерствевшее: где-то глубоко – в недрах картинно-галерейной души – пыталось всплыть на поверхность одно давнее желание… И всплыло!

Наскоро выдраив сердце и осветлив душу, ВэКаГэ вошел в свою картинную галерею…

Презрев выдающиеся добродетели «Горчицы на вареной колбасе», швырнул ее в окно…

На освободившееся место водрузил рамку от «местечковой мазни»…

И, оседлав стул, погрузился в созерцание.

...С тех пор прошло много дней и ночей. Хоть верьте, хоть не верьте, ВэКаГэ до сих пор там сидит. В основном молчит. Иногда говорит.

–  Дорогуша, умоляю, не серчайте! – восклицает он, глядя на пустую рамку. – Я слишком занят своими важными делами, чтобы вникать в чужие. Я занимаюсь глобальными вещами, понимаете?

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
15 декабря

Опрос
За кого бы вы проголосовали на выборах президента России в 2018 году ?