28 (983) в продаже с 30 июля 16+

Мода на колясках

29 августа 2008

Он не переносит общественные места, кафе, рестораны... Зато обожает гулять по пронизанным духом истории переулочкам старых городов, считая их проникнутыми особым шармом и красотой. «Шел снег, было ужасно холодно, но город был такой красивый...», - делится он своими воспоминаниями о первом приезде в Казань в 1992 году.

В последующие годы один из самых известных и неординарных театральных режиссе-ров-экспериментаторов Европы француз Кристоф Фетрие еще не раз вернется в столицу РТ. Например, в 1993 году, когда на суд зрителей в Казанском академическом русском драматическом театре им. В. Качалова был представлен спектакль «Дон Жуан». Второй раз он шокировал казанцев в 1995 году постановкой на татарском языке «Станция Шамбодэ» по пьесе Лабиша «Остановка у вдовы», премьера которой состоялась на сцене Татарского государственного академического театра им. Г. Камала. Думаю, знаменитому французу удастся поразить казанскую публику и в третий раз: нынче Кристоф Фетрие готовит не менее интригующую постановку «Мода на колясках. Времена года. Казань – Париж – транзит», премьера которой пройдет под занавес года – в декабре. Хотя рабочий график режиссера достаточно напряженный, он все же нашел время ответить на вопросы нашего корреспондента и рассказать о новом проекте.  

- Кристоф, после вашего последнего приезда Казань сильно изменилась?

- Казань – удивительный город с тысячелетней историей. Мне кажется, не восхищаться ею или не любить ее просто невозможно. Я же влюблен в нее и гостеприимных казанцев вот уже пятнадцать лет, с 1992 года, и моя симпатия только крепнет, иначе я бы сюда не возвращался вновь и вновь. Конечно же, за последние годы Казань очень сильно изменилась, «обросла» новыми современными зданиями, но, к сожалению, утратила свой неповторимый облик, который в свое время и произвел на меня неизгладимое впечатление. Мне жаль, что город не смог сохранить свое историческое лицо. А вот другой город Татарстана – Булгар, который, насколько мне известно, сохранен практически в первозданном виде, к великому сожалению, до сих пор не удается посетить.

- К постановке нового спектакля будут привлечены люди с ограниченными возможностями. От кого исходила инициатива создания столь неординарного проекта?

- Идея принадлежит руководителю балетно-драматической труппы «Движение Любви», хореографу-балетмейстеру, актрисе Анне Карпенко. Проект был бы невозможен без поддержки правительства РТ, которое выделило 500 000 рублей для покупки специальных колясок для танцев и театральных костюмов. Цель создания проекта – помочь попавшим в сложную жизненную ситуацию людям восполнить потребность в полноценном общении, самовыражении и творческой самореализации, однако не стоит воспринимать его как попытку представить перед зрителями сложное социальное положение инвалидов. Они будут работать наравне со всеми. Кроме инвалидов, в спектакле будут задействованы профессиональные актеры из театра им. Г. Камала. В данный момент ведем переговоры с президентом организации «Мисс Татарстан» Изольдой Сахаровой о возможном предоставлении моделей для участия в постановке. Ведь спектакль включит в себя также и дефиле. Театральные художники и модельеры создадут костюмы (повседневные – прет-а-порте, и от кутюр) специально для инвалидов-колясочников.

- О чем будет спектакль?

- Сценарий пишем по мере знакомства с актерами, поэтому рассказать сюжет пока не могу. Могу лишь сказать, что в основе спектакля будут лежать четыре сезона – осень, зима, весна и лето, которые, в свою очередь, будут отражать какую-то определенную историческую эпоху. Думаю, что в итоге мы все же придем к вечной теме любви и взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

- Это ваш первый опыт работы с такими необычными актерами?

- Да, первый, хотя в своей жизни я поставил десятки спектаклей в различных точках земного шара. 

- В Европе существуют подобные проекты?

- Насколько мне известно, во Франции существует целый театр, в котором идут постановки с регулярным участием инвалидов. О других подобных проектах я не слышал.

- В качестве члена жюри вы были приглашены на региональный тур конкурса «Super Model of the World-2008». На ваш взгляд, татарстанские девушки достойны занять ведущие места на подиумах всемирно известных французских Домов моды?

- Безусловно. Я был просто в восторге от этого конкурса. Татарстанские девушки обладают неповторимым очарованием, шармом и таинством, присущим только девушкам Востока. Я считаю, что каждая из них была достойна короны победительницы.

- Кристоф, во Франции знают о существовании Татарстана и татарского народа как отдельной нации?

- Знают – мягко сказано! Татарстан – один из немногочисленных регионов РФ, который имеет собственное представительство в Париже. Вы, возможно, удивитесь, но большинство европейцев, в том числе и французы, Татарстан воспринимают как отдельное суверенное государство. Когда я говорю знакомым, что собираюсь поехать в Татарстан, многие не понимают, что, если что-то случится, меня нужно искать в России, потому что Республика Татарстан находится на территории Российской Федерации. Им сложно понять то, что сегодня Татарстан – центр татарской нации, представленной в истории как народность с мощными восточными корнями, – находится в составе России.

- Насколько мне известно, во французской кухне имеется блюдо под названием «мясо по-татарски». На вкус оно тоже напоминает татарское блюдо?

- Французы называют его «стэйк тартар». К сожалению, я не знаю, почему блюдо носит такое название, ведь оно вообще непохоже на национальные татарские блюда. Если не ошибаюсь, оно готовится в духовке из мелко нарезанного на кусочки свежего мяса с добавлением специй.

- Какое блюдо из татарской национальной кухни вы предпочитаете?

- Скажу вам по секрету, я не привередлив. В национальной кухне татар, как, впрочем, и во французской кухне, я не могу выделить ни одно из многочисленных блюд как самое любимое. Мне все нравится: и чак-чак, и эчпочмак, и губадия... А вот мои французские друзья «запали» на чак-чак. Теперь я каждый раз, рискуя своей свободой, тоннами вывожу за рубеж это ваше национальное достояние (смеется).

- Если вернуться к театральной тематике, как вы относитесь к театральным интерпретациям классических произведений? Не считаете ли вы, что порой попытка осовременить классика выглядит как издевательство над ним?  

- О нужности или ненужности интерпретации современному зрителю можно спорить часами. Эта тема достойна отдельного разговора. Цель искусства – не наполнить зал, а найти и предложить зрителю решение проблемы, или заставить его над этой проблемой задуматься. Если режиссеру удается достичь этой цели с помощью интерпретации, то почему бы и не интерпретировать? Тем более, что сегодня музейными постановками в костюмах семнадцатого века мало кого удивишь. Но, с другой стороны, великое не теряет актуальности и через сто лет, и через двести, то есть, казалось бы, классики не нуждаются в интерпретациях и переосмыслениях своих произведений, ведь они и без того понятны и близки зрителю. Поэтому об интерпретациях сложно судить... Мне кажется, к каждому произведению нужен индивидуальный подход. Ведь некоторые классические произведения можно интерпретировать, а некоторые – нельзя. Я не говорю, что совсем не стоит пытаться интерпретировать, наоборот, именно театр должен стать своеобразным мостиком между старым и новым временем. Я считаю, что задача современного режиссера-постановщика и заключается в том, чтобы, сохраняя смысл и идею произведения, транслировать его в современность. Однако ни в коем случае нельзя переусердствовать, произведение не должно терять изначально заложенного автором смысла, иначе постановка будет выглядеть смешно, нелепо и бессмысленно.  

- Можно ли сравнить театр Татарстана и театр Франции? Чем они похожи, а в чем заключается отличие?

- Форма работы везде одинакова: режиссер-постановщик озабочен правильной передачей идеи и смысла произведения, а актеры – эмоциональным содержанием игры... Если говорить конкретно о театрах Татарстана и Франции, то у татарского и французского театров много общего. Прежде всего, их сходство выражается в манере играть: татарские актеры играют так же раскованно, темпераментно и эмоционально, как и французские. Вспомните только игру таких актеров татарского театра, как Шаукат Биктимеров, Рамиль Тажетдин, Равиль Шарафеев… Я считаю их гениальными артистами, работать с которыми – одно удовольствие. А Марсель Салимджанов? Он был величайшим режиссером современности. Основным отличием французского театра от татарстанского, да и в целом российского, я бы назвал то, что во Франции, к сожалению, не сохранились стационарные театры, как в России. Французские актеры не состоят в штате театра. Насколько мне известно, такой принцип сохранился только в «Комеди Франсез».  

 ГЮЗЕЛЬ ШАГИМАРДАНОВА, «ИТ»

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

2 августа

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?