29 (1031) в продаже с 19 августа 16+

Рузаль Мухаметшин: «Стихи – есть откровение...»

15 апреля 2022

Поэзия и искусство – это особая форма не только выражения, но и познания. Поэтический талант даёт многое, когда он сочетается с хорошим вкусом и направляется сильной мыслью. Вот и творчество молодого татарского поэта Рузаля Мухаметшина обладает удивительным свойством. Оно возвращает слову его первоначальную свежесть. Слова, начисто потерявшие для нас свои образные качества, в его поэзии начинают сверкать, звенеть, благоухать! Мы попросили Рузаля Мухаметшина прояснить, каким образом ПОЭЗИЯ охватывает широкие горизонты и видит дальше и глубже, чем глаза человека.

- Ваши родители -  творческие люди?

- Наверное, да. Несмотря на то, что за всю жизнь не написали ни единой строчки в литературе, они из тех, кто способен видеть синеву весеннего ветра, слышать восход и закат солнца, чувствовать боль изнывающих от июльского жара полей и так далее.

- Поэтами рождаются или становятся?

 - Думаю, при рождении зернышко чего-то неясного, непонятного, но доброго, светлого, уж, извините за нескромность – божественного, падает в сердце, в душу. А дальше - бесконечная работа над собой, старание, труд. В общем-то, как в любом другом деле, особенно в творческом: будь то художники, музыканты… И только при соблюдении этих условий в итоге может получиться что-то стоящее, достойное, значимое, настоящее.

- Почему не всем дано писать стихи?

- Мне, например, не дано вычислять в уме интегралы или решать тригонометрические тождества. А еще я не умею танцевать. Кому-то не дано писать стихи. А моя судьба - стихи дарить народу. Так что, все нормально. (Улыбается).

- Вы посвящаете стихи конкретным людям?

- Да, бывает: и конкретным людям, и конкретным событиям, эпохам, чувствам.

- Что делает писателя хорошим писателем?

- На мой взгляд: талант, постоянное самосовершенствование (в том числе в качестве читателя) и чувство ответственности перед собой, читателем и будущим.

- Кто Ваш лирический герой?

- Если даже не идентичен, то, во всяком случае, он очень близок к автору.

- Что является самым важным в поэзии?

- Сложно выделить что-то одно. Всё важно. От рифмы и ритма стихосложения до звучания подобранных слов и общей картины - образа произведения. В поэзии мелочей нет. Там все должно быть четко и к месту. Как в швейцарских часах.

- Не страшно быть откровенным в стихах?

- Нет. Потому что стихи и есть откровение.

- Какие темы и мотивы Вам близки?

- Интересно и близко всё, что вокруг меня, надо мной, подо мной и во мне. Причем в пространственно- временном смысле тоже.

- Легко ли быть поэтом в современном беспокойном мире?

- А когда мир был спокойным и беспечным? В годы реакции, когда жил и творил Габдулла Тукай? В годы сталинизма, превратившие молодого Хасана Туфана в седого старика? Ему еще повезло: он хотя бы выжил… Мне сегодня многое не нравится. Очень много претензий ко всему. Но я люблю жизнь. Люблю этот мир. И люблю творить. Боюсь, иного «триединства» у меня уже не будет.

- В литературе есть конкуренция или каждый сам по себе?

- Есть «кызыгу» - слово, перевести которое с татарского на русский язык, наверно, можно как «белая зависть». И то - с натяжкой, потому что они не тождественны. Есть что-то отталкивающее в слове «зависть», какого цвета или оттенка бы оно не было. Когда читаешь достойное произведение, тебя переполняет воодушевление, возбуждение. Хочется тут же взяться за перо и сотворить опус, как минимум, не уступающий, а еще  лучше - превосходящий тот, который оказался в твоем распоряжении.

- Чем Вы можете пожертвовать ради искусства?

- Почему «можете?» Я жертвую. Сном, свободным временем,  отдыхом, развлечениями.

- Зависть губит творчество?

- Если под словом «зависть» понимать «кызыгу», о чем я говорил выше, то - нет.

- В поэзии есть запретные темы?

- Нельзя кощунствовать. Остальное, думаю, позволительно.

- Трудно ли бороться с гордыней?

  - Нет. Просто нужно опомниться, оглянуться, перебрать в памяти выдающиеся имена, их творения, поступки, их вклад в развитие современного мира. Этого вполне хватит, чтобы спуститься на землю и снова занять свое скромное место.

- Поэтов иногда называют пророками? Почему? Вы согласны?

- Боюсь, я не совсем готов ответить на этот вопрос. Возьмем гений Габдуллы Тукая или Дэрдменда. Они были пророками? Не знаю. Несомненно другое: оба - лучшие поэты татарско-тюркского мира. Мне кажется, что этого достаточно.

- Писатель должен быть сентиментальным?

- Конечно. По-другому и быть не может. Особенно это касается поэтов. Они - оголённый нерв человечества.

- Кем из великих предшественников вы восхищаетесь?

- О, их много. Всех не перечислить. От Йоллыг–тегина (автора Орхоно – Енисейских памятников) до любимой современницы Йолдыз Миннул­ли­ной.

- Вам нравится, когда ваши стихи читают по радио и телевидению?

- Не только по радио и телевидению, вообще нравится, когда читают (улыбается).

- Есть ли секрет литературного успеха?

- Всё зависит от того, что понимать под словом «успех». Если деньги, бешеные тиражи… это - одно. Если внимание и интерес небольшой, но компетентной, понимающей, разбирающейся части общества, это – другое. У каждого творца свой Олимп и своя Голгофа. И свой путь к ним.

- Писательство вас наполняет или утомляет?

- В целом - это счастье. Оно наполняет.

- Если бы вы могли спасти только одну книгу в мире, какую бы спасли?

 - Священный Коран с переводом на татарский язык и пояснениями.

- Кто ваш основной читатель: молодежь, политики, ученые, бизнесмены, пенсионеры?

- Судя по отзывам и откликам – аудитория довольно разношерстная. Среди них есть все те, кого вы перечислили.

 На что бы вы потратили миллион долларов?

 - Я предпочитаю решать проблемы по мере поступления (улыбается).

 Душа поэта - истинный творец,

 Нельзя ее сравнить с другой душою,

 Она, как друг, как внутренний мудрец,

 Живущий рядом с творческой судьбою.

- Спасибо за интересное интервью!

Марат Шакирзянов

 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

19 августа