40 (1042) в продаже с 2 декабря 16+

Наказание должно быть неотвратимым

26 августа 2022

Рауль Мирсаидович Мир-Хайдаров - выдающийся российский мастер детективного жанра, заслуженный деятель искусств России, академик РАЕН, лауреат многих литературных премий, в том числе престижной премии МВД России. Тираж его книг составляет свыше 10 миллионов экземпляров. Написанные на огромном фактическом материале и превосходным литературным языком, они дают исчерпывающие сведения о коррупции в высших эшелонах власти, о теневой экономике, поднимают вопросы необходимости борьбы с организованной преступностью. Его знаменитая тетралогия «Черная знать» - убедительная иллюстрация знаний и умения работы силовых структур и спецслужб против нарастающего криминала.

Академик Сергей Алиханов говорит о Рауле Мир-Хайдарове: «Проза автора – это воплощение реальности, безвозвратно канувшей за горизонтом кризисов и дефолтов. Несомненно, крушение социализма и перманентный кризис капитализма в России будут предметом многих исследований. Но действительная атмосфера недавних лет нашей жизни сохранится в живой ткани романов Рауля Мир-Хайдарова навсегда».

В России книги Рауля Мир-Хайдарова еще долго будут актуальными. Причем биография самого писателя достойна отдельной книги: родился в Казахстане в 1941 году в семье оренбургских татар, работал инженером - строителем, 22 года проработал в «Спецмонтаже», объездил всю страну. Увлекался боксом, имел первый разряд. В сорок лет стал профессиональным писателем. Написанный им на спор с известным кинорежиссером рассказ «Полустанок Самсона» был опубликован в московском альманахе «Родники». Первый роман тетралогии «Пешие прогулки» вышел в 1988 году в Москве в издательстве «Молодая гвардия» с предисловием известного критика и главного редактора журнала «Континент» Игоря Виноградова. В Москве же были написаны роман «За все - наличными», автобиографическая повесть «Мартук» - пристань души моей», мемуары, много острейшей публицистики.

Рауль Мир-Хайдаров – почетный гражданин Казахстана, представлен в энциклопедиях Казахстана, Узбекистана, Татарстана и в Википедии, член редколлегии федеральной газеты «Татарский мир». Кроме того, он обладатель одной из самых больших частных коллекций современной живописи в России. Тонко сказал о нем Рафаэль Сибат: «Для нас, татар, Рауль Мир-Хайдаров – неоткрытая Америка. Колумбы нужны …….. Колумбы!»

Я созвонился с «Колумбом российского детектива», и он с удовольствием откликнулся на возможность дать мне интервью.

− Рауль Мирсаидович, сколько томов составляет Ваше полное собрание сочинений?

 − Собрания сочинений у меня выходили восемь раз, в разных странах и городах, они все разные по объему. Последнее, вышедшее в Казани, составляет пять томов, по объему тома очень большие, по 900-1000 страниц том. Я написал и издал более 380 авторских листов прозы, в обычном формате и объеме это 15-16 томов.

Я работал в системе «Минмонтажспец­строя», а, начиная с 1980 года, в 40 лет ушел на «вольные хлеба», стал профессиональным писателем. Всегда много печатался в Москве, издавался на Дальнем Востоке, в Узбекистане и Татарстане, но больше всего в СССР меня печатали на Украине. Издал там много книг: в Донецке издательство «БАО» выпустило трехтомник, в Харькове «Грампус Эйт» − четырехтомник, в Днепропетровске «Южная Пальмира» − тоже четырехтомник. Издавались там и все романы из серии «Черная знать» по отдельности.

Абсолютно все мои произведения имели журнальные публикации, в советское время это ценилось выше изданной книги. Особых проблем с изданием романов, повестей, рассказов, эссе и мемуаров тоже не было. Мне повезло – в мое время появились кооперативные и частные издательства.

− Вы долгие годы живете в России. Вам комфортно в Москве?

− Москву любил всегда. С 1962 по 1989 год я регулярно приезжал в столицу из Ташкента, останавливался в гостинице «Пекин». Она удобно расположена в центре, в ней было комфортно, рядом находились пять театров, которые я регулярно посещал. Особенно любил «Современник» времен Олега Ефремова, смотрел там все спектакли, мне, кстати, посчастливилось общаться с Олегом Далем и Валентином Никулиным. Они приходили в буфеты «Пекина» после репетиций и спектаклей. Я даже застал начало красивого романа Олега Ефремова с Анастасией Вертинской. У них в ресторане «Пекина» был свой столик.

Однако в мою жизнь вмешались трагические обстоятельства. В 1988 году в издательстве «Молодая гвардия» вышел мой первый роман «Пешие прогулки» с предисловием известного критика и редактора журнала «Континент» Игоря Виноградова. После его выхода на меня было совершено покушение, и я буквально чудом остался жив, проведя 28 дней в реанимации и долгие месяцы в больницах. Сегодня я инвалид второй группы. После покушения и выхода новых романов тетралогии «Двойник китайского императора» и «Масть пиковая» жизнь в Ташкенте для меня стала опасной: постоянные угрозы, шантаж, угнали автомобиль, запретили постановку пьесы по роману «Пешие прогулки» и прочее. Я был вынужден уехать в Россию. Уже в Москве написал и издал последнюю книгу тетралогии «Судить буду я», а также ретро-роман «Ранняя печаль». А недавно вышла книга мемуаров «Вот и все…я пишу вам с вокзала». После покушения, кстати, приезжал в Ташкент ко мне в больницу американский корреспондент Стив Голдстайн, который в своей газете в Филадельфии посвятил мне целую полосу под заголовком «Исследователь мафии». Позже я давал интервью многим зарубежным изданиям по проблемам организованной преступности в СССР. А бывший и.о. Генерального прокурора России Олег Гайданов сказал обо мне: «Ничего подобного я до сих пор не читал, и не встречал писателя, более осведомленного о работе силовых структур, государственного аппарата, спецслужб, прокуратуры, суда и криминального мира, чем автор тетралогии «Черная знать».

Москва − абсолютно мой город и мне здесь уютно, комфортно, я –городской человек. За свою долгую жизнь я многим увлекался: футболом, джазом, театром, живописью, много друзей в Татарском общественном центре. Поддерживаю дружеские связи с Узбекистаном, Казахстаном, Татарстаном, общаюсь с учеными, военными, писателями. Иногда приходилось общаться с представителями криминального мира и силовых структур.

− Как Вы относитесь к распаду СССР?

− Для моего поколения – это огромная трагедия, катастрофа. Тогда, в начале 1990-х, мы еще не предполагали всех последствий, смутно представляли масштабы того, что с нами, со страной будет через 20-30 лет. Человек всегда ждет перемен к лучшему, тянется к новой жизни, но мы потеряли тогда многое: армию, космос, дружбу народов, заводы и фабрики. Культура обнищала, все творческие союзы, включая и писателей, стали общественными организациями, потеряли влияние. Научная молодежь уезжает за границу в поисках лучшей жизни. В некоторых городах закрылись многие библиотеки, музеи, театры, Дворцы культуры, расширились только кладбища, смертность превышает рождаемость. Высококвалифицированные строители и инженеры стали работать охранниками, сторожами, официантами, телохранителями. ВУЗы, сельское хозяйство, заводы и фабрики потеряли преемственность поколений. Восстановить все это в будущем, думаю, будет крайне сложно.

− Как написать хороший детектив?

− Чтобы написать интересный криминальный роман, нужно хорошо знать жизнь разных слоев общества. Преступный мир всегда был в тени, закрытым от посторонних глаз. В нем постоянно происходили и происходят сложные и быстрые изменения, за которыми не успевают следить силовики. Неожиданно появилась «беловоротничковая» преступность, которой не было при социализме. Интерес к детективу в нашей стране будет высоким всегда, потому что криминальный мир выявляет пороки общества в неожиданных местах.

− Многим читателям интересны громкие дела, скандалы, расследования. А Вам?

− Я изучаю преступный мир давно. А вы знаете, что в архивах Верховного Суда лежит столько томов, что разгребать уголовные дела прошлого и настоящего нужно столетие? Мне как профессиональному писателю все это очень интересно анализировать, но написать о многом, увы, в силу возраста вряд ли получится. Да и читатель пропал, кажется, навсегда.

− В чем, на Ваш взгляд, опасность организованной преступности?

− Преступность во все времена опасна для общества в любой форме, именно поэтому в последние годы борьба с ней серьезно усилилась, принят ряд важных законов для ее обуздания. Организованная преступность опасна нанесением непоправимого экономического урона стране, банды угрожают жизни и здоровью людей. Однако, убежден, что ситуация не безнадежная: активно работают Интерпол, полицейские структуры многих стран проводят масштабные спецоперации против транснациональной организованной преступности, возросла роль спецслужб и сил быстрого реагирования в армейских подразделениях.

− Рауль Мирсаидович, Вас считают авторитетным исследователем мафии изнутри. Насколько она сегодня влиятельна и многочисленна?

− Влиятельна, но не сильно многочисленна. Влиятельных воров в законе немного − около 300 человек, многие из них годами сидят в тюрьмах и выходят больными, их часто убивают. Любая преступная организация сильна до тех пор, пока имеет сильного лидера. Однако редкий бандит доплывает до берегов старости с пистолетом в руке. Для оргпреступности нет границ, но именно их и надо решительно перекрывать, отслеживать передвижение преступников. Надо строго контролировать людей, допущенных к государственной тайне, не давать бесконтрольно загранпаспорта, следить за их доходами. Это задача любого государства.

− Статистика по организованной преступности занижена или нет?

− Думаю, что занижена.

− Насколько опасно проникновение мафии во власть в регионах?

− Любого чиновника любого ранга повсюду надо строго контролировать, чтобы над ним висел меч правосудия. Опыт Китая и Сингапура показывает эффективность жесткого контроля.

− Правосудие сегодня должно быть гуманным или карательным?

− Наказание за преступление должно быть неотвратимым. Гуманизм тут неуместен. Из заключения бандита выпускают по УДО за «примерное поведение». А какое должно быть поведение в местах лишения свободы??! Никаких «особых случаев» освобождения быть не должно!!!

- Некоторые бандиты типа киллера А.Шерстобитова пишут мемуары, сидя на нарах. Потом солидные издательства их издают. Вас это настораживает?

− Не настораживает, а возмущает. Про криминал можно и нужно писать, без возвеличивания преступников. Для чего и для кого снимали сериал про Чикатило? В хороших и умных книгах и фильмах добро побеждает зло. Поэтому я читаю Даниила Корецкого, смотрю сериалы «Ментовские войны», «Бандитский Петербург».

− В 1980-х годах был расцвет «казанского феномена» и молодежного бандитизма. У Вас есть книги на эту тему?

− У меня нет ни книг на эту тему, ни планов написать что-то о них. Низший и локальный уровень преступности меня не привлекает, я его мало знаю. Безусловно, я много слышал о них, читал публицистику, смотрел несколько документальных фильмов, особенно про бандитов из «Тяп-Ляп». Судьбы у них незавидные. Хорошо, что все это подавили, и дикий кошмар в Казани ушел в прошлое.

− В 1990-е годы вся страна следила за разгулом организованной преступности в столице и Подмосковье…

− Процветание кооперативов в горбачевскую перестройку привело к резкому всплеску общероссийской преступности. Появилось много сильных криминальных лидеров типа Сильвестра, Михася, Глобуса, Япончика, Монгола, у которых было желание подмять всех под себя. Тех, кто спорил или не соглашался − устраняли. После распада СССР многие бывшие военные и спортсмены стали киллерами. Решительность правоохранительных органов и здесь переломила ситуацию в сторону оздоровления общества.

− Какими тайнами Вы еще не поделились с читателями?

− Да у нас с каждым днем тут открываются новые тайны. Включите телевизор или интернет….

− Вы смотрите как профессиональный писатель сериалы о криминале в России?

− Смотрю, потому что только в них реальная жизнь. Но не люблю сериал «Бригада». Там много надуманного, а главное − пропаганда преступности и образа жизни криминалитета.

− Как Вам удалось собрать огромную и уникальную коллекцию живописи? Сколько лет на это ушло?

− Образно говоря, меня к сбору коллекции подтолкнул … Голливуд. Поясню. В поселке Мартук, где я раньше жил после войны, начиная с шести лет, я постоянно ходил в кино. Я смотрел практически все трофейные послевоенные фильмы, которые сегодня называют золотым фондом мирового кино. В них показывали совсем другую жизнь, красивых женщин, модную одежду, богатые интерьеры, повсюду картины. Все это завораживало и врезалось в память. Я стал собирать живопись с 1961 года. У меня около тысячи картин. Хотел подарить свою коллекцию родному Мартуку, но развал СССР и переезд в Москву разрушили мои планы. Мартуку не под силу стало построить здание музея и содержать штат, так коллекция осталась у меня.

− Рауль Мирсаидович, о чем Вы мечтаете?

− (Смеется). Нынешняя жизнь к мечтам и оптимизму не располагает, но у меня есть что вспомнить, я прожил интересную жизнь. Когда открылись границы, мы с супругой лет двадцать подолгу жили во Франции, Италии, Испании, Греции, я писал книги на морском побережье, глядя в окно отеля. Персонал, зная, что я писатель, с пиететом относился к моей работе, создавал идеальные условия и комфорт для работы. Дай Бог каждому писателю поработать в таких прекрасных условиях.

- Спасибо Вам за интервью! Творческих успехов вам!

Марат Шакирзянов

 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость
7 декабря
6 декабря