36 (991) в продаже с 24 сентября 16+

Станислав КУРЦЕНОВСКИЙ: «На «Формуле-1» в Казани опасаюсь только качества воды в Кабане»

5 июля 2011

Петербуржец Станислав Курценовский - единственный из россиян, обладающий суперлицензией, которая дает право участвовать в соревнованиях водной «Формулы-1». Гонщик приедет в Казань на Гран-при Республики Татарстан – чемпионат мира по гонкам на катерах в классе «Формула-1» (F1H2O). Соревнования с участием 9 команд пройдут с 15 по 17 июля на озере Нижний Кабан. В преддверии старта гонщик рассказал, что едет в Казань только за победой, поделился опасениями насчет чистоты воды в Кабане, а также планами по созданию российской школы пилотов и открытию в Татарстане профессиональной команды F1H2O.

Вы уже побывали в Казани?
С.К.:
Нет, этот приезд на этап чемпионата мира будет для меня первым посещением Казани.

На какой лодке будете выступать?
С.К.:
Итальянской «DAC».

У меня есть информация, что стоимость гоночных лодок составляет в среднем 50-100 тысяч долларов, бюджет команд - 1 миллион евро. Эти цифры соизмеримы с действительностью?
С.К.:
Моя лодка стоит примерно 100 тысяч евро. А что касается бюджета, то так примерно и есть. Но у нас такого бюджета нет.

Какие цели ставите перед собой на 3-м этапе чемпионата мира в Казани?
С.К.:
Только победа.

Кого считаете основными соперниками?
С.К.:
Явного фаворита в этом году нет. Но самым сильным соперником, на мой взгляд, является Катар – у них один гонщик американец, другой – итальянец.

Где вы готовитесь к предстоящим соревнованиям?
С.К.:
Тренировки в преддверии чемпионата мира будут проходить в Москве. К сожалению, я в этом году во всем турнире не участвую – лишь в одном этапе в Казани. А дальше будем смотреть. У меня нет спонсорских денег на весь сезон. Сейчас нашелся один спонсор только на третий, казанский этап. Дальнейший сезон под вопросом. Первые два этапа я пропустил из-за финансовых проблем.

Честно говоря, сейчас я тренируюсь очень мало. Вообще же за рулем нужно проезжать около часа в день. Тренировка – очень дорогостоящее мероприятие. Требуется команда спасателей, перекрытая трасса – организационно это довольно сложно.

Почему вы не тренируетесь в родном Питере, там же проводились этапы чемпионата мира?
С.К.:
В Питере сейчас негде тренироваться. Потому что соревнования проводили на Большой Неве – представляете, какое там судоходство. Вот когда шел этап чемпионата мира, все перекрывали. Кстати, шли большие протесты со стороны мелких судовых компаний, для которых это было болезненно. А сейчас там тренироваться невозможно. И в остальных местах тоже – везде либо стоянки яхт и катеров, и там очень узко, либо еще что-то. В Москве мест для тренировок намного больше.

Каково будет выступать на новой, незнакомой трассе в Казани?
С.К.:
Согласно правилам, тренировки на этой трассе запрещены за месяц до соревнований. Что касается озера, на котором будет проходить старт – Кабана… Я прочитал в Интернете, что оно у вас очень грязное. Это так?

На самом деле все не так уж плохо…
С.К.:
Вот я вчера прочитал в Интернете информации и подумал, надо ли мне к вам ехать. Потому что шутники пишут – беда тому, кто там перевернется – растворится там в вашей воде (смеется).

Приезжайте обязательно. Должен же на домашнем этапе чемпионата мира выступить хотя бы один российский участник.
С.К.:
Страшновато, конечно, но приеду (смеется).

Вернемся к теме нашей беседы. Часто во время соревнований лодки переворачиваются?
С.К.:
Конечно, сплошь и рядом. На одном старте может быть несколько переворотов, хотя может и ни одного не быть.

Если переворот происходит, гонщик продолжает соревнования или уже нет смысла?
С.К.:
Как правило, нет. Но бывали случаи, когда лодка, сделав полный оборот, приводнялась на ровный киль, и могла ехать дальше. Но это скорее исключение, чем правило.

Можно ли говорить сегодня о том, что безопасность гонщиков за последние годы возросла?
С.К.:
Думаю, что да. Это сделано за счет введения новых систем безопасности. Например, появилась система, которая переворачивает лодку в обратное положение, если та перевернулась, утолщенные боковые стенки, защищающие лодку от самых опасных ударов, ну и хорошая спасательная команда. Кроме того, есть система резервного кислорода, который подается, если гонщик перевернулся и не может выбраться.

А в Казань с вами в каком составе едет команда?
С.К.:
Три механика и радиоведущий.

Почему у российской команды финансовые проблемы? Это связано в тем, что водная F1 в России не столь популярна, несмотря на зрелищность?
С.К.:
У нас спонсоров скорее назначают. Так что нужна какая-то политическая воля. И этот вид спорта в России не очень развит.

В вашем случае чья политическая воля нужна?
С.К.:
Каких-то заинтересованных сторон. Вот Путин сказал «Renault» дать Петрову деньги (первый российский пилот «Формулы-1» - прим. Т-И). И Петрову деньги дали, он получил бюджет. Вот если Путин скажет, чтобы нам дали, ну или хотя бы ваш президент. Вот сказал бы Рустам Минниханов – надо сделать первую татарстанскую гоночную команду в F1H2O, тогда бы мы нашли татарстанского гонщика, обучили его. Тем более у меня есть для этого вся материальная база. Вот такая политическая воля нужна. Здорово, что у вас президент тоже гонщик.

Правда ли, что гонщики водной «Формулы-1» могут потерять за один соревновательный день до пяти килограммов?
С.К.:
Кто как едет, конечно. Напряжение действительно довольно большое, да еще и обезвоживание. Так что пару килограммов за гонку точно потерять можно.

Как вы пришли в этот спорт?
С.К.:
В 11 лет я начал заниматься водно-моторным спортом. В 55-й яхт-клуб ЛенВМБ на Васильевском меня привел приятель, у которого дедушка был главным судьей на основных водно-моторных соревнованиях в Ленинграде. Я попал в руки хорошего тренера Виктора Вейнберга. Этот вид спорта тогда был очень популярным в Советском союзе, его развитие поддерживало государство. Сейчас, к сожалению, такого нет.

И, кстати, почему в России лишь один лицензированный гонщик? Неужели больше нет достойных?
С.К.:
Это связано с тем, что я оказался между двух поколений, – старые гонщики ушли, а в период, когда я вернулся в спорт в конце 90-х, новых из-за провала не появилось. Это скорее большая проблема, чем достижение, что я – единственный лицензированный гонщик.

В связи с этим у меня возникла идея создания школы пилотов. Я бы ее сам и возглавил. У меня есть определенное оборудование для этого. Желательно, чтобы одна база была где-то в России, а вторая – в Дубаи, например, где можно тренироваться круглогодично.

Беседовала Кристина ИВАНОВА

источник: www.tatar-inform.ru

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

24 сентября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?