28 (1030) в продаже с 5 августа 16+

Долгий путь солдата

8 мая 2015

Передо мной маленький черно-белый фотоснимок. Молодой парнишка в гимнастерке, перехваченной армейским ремнем, в лихо сдвинутой на бровь пилотке стоит на берлинской мостовой на фоне стены уцелевшего после боев дома. На груди справа сияет орден Красной Звезды, слева – медаль. – Это мне здесь девятнадцати еще нет... – улыбается Владимир Андреевич, протягивая мне фотографию. – Не верите? Да, трудно в это поверить, и тем не менее... Наше поколение рано стало взрослым...

МНЕ ЭТОТ БОЙ НЕЗАБЫТЬ НИПОЧЕМ...

Подробности того далекого октябрьского утра полковник в отставке Владимир Фурсов помнит отчетливо и ясно, так, словно события эти произошли не семьдесят лет назад, а совсем недавно. Промозглый холод осеннего утра. Одинокая ракета, зависшая на фоне пасмурного октябрьского неба. Короткие автоматные очереди, разрывающие предрассветную тишину. Яркие сполохи трассирующих пуль во тьме медленно тающих сумерек. И нарастающий с каждой минутой гул моторов немецких танков, которые с приближались к нашим окопам.

– Пока мы, автоматчики отсекали огнем вражескую пехоту, наши артиллеристы били по танкам. – вспоминает Владимир Андреевич. – Немцы шли на нас в полный рост, непрерывно поливая автоматным огнем наши позиции. «Да они, никак, пьяные!..» – высказал предположение кто-то из наших ребят.

Похоже, так оно и было. В те горячие дни осени сорок четвертого врагу во что бы то ни стало нужно было выдавить наши войска с Наревского плацдарма, который вместе с другими частями и подразделениями Второго Белорусского фронта удерживали бойцы 358 пехотного полка. Того самого полка, в составе которого воевал молодой автоматчик ефрейтор Володя Фурсов, которому тогда едва исполнилось восемнадцать лет.

Если посмотреть на военные карты тех лет, станет ясно, почему противнику так необходимо было ликвидировать Наревский плацдарм, который в штабе вермахта сами немецкие генералы называли не иначе как «пистолетом, нацеленным в сердце Германии». Именно поэтому на данный участок фронта – к берегу реки Нарев – гитлеровцы вновь и вновь бросали свои войска и танки, и пехоту. Позже выяснится, что на данном направлении по данным архива МО РФ всего лишь за шесть дней упорных боев гитлеровцы потеряли 407 танков и свыше 20000 солдат и офицеров, однако ликвидировать выступ так и не сумели. Но тогда, в горячие дни осени сорок четвертого ничего этого Володя Фурсов и его товарищи-однополчане не знали. Им было ясно лишь одно: получен приказ удерживать позиции любой ценой. И они их удержали. Хотя в какой-то момент, казалось: вот-вот и немцы прорвут оборону.

С ТИГРОМ ОДИН НА ОДИН

Произошло это в самый разгар боя.

– Вышло так, что группа немецких «тигров» прорвалась к нашим окопам. – вспоминает ветеран.

Лязг гусениц слышался совсем близко. Володя выпустил из автомата очередь по немецким пехотинцам, и вдруг увидел, как тяжелый неуклюжий тигр, покачивая стволом башенного орудия, ползет прямо на него. Первым желанием было броситься из окопа, но Владимир, пересилив страх, ринулся к «лисьей норе» – так бойцы называли вырытое в стенке траншеи углубление, где складировали боезапас. Сжимая в руке связку противотанковых гранат, Володя уткнулся лицом в землю. Уши заполнил рев двигателя – тигр перевалив через бруствер, утюжил гусеницами края окопа. Сверху за ворот гимнастерки посыпались песок и комья земли...

Рыкнув мощным двигателем, танк перевалился через траншею. Рев двигателя стал удаляться. Поднявшись со дна окопа, Володя обернулся. Тяжелый запах гари выхлопных газов ударил в лицо бойца. И тогда Володя метнул связку противотанковых гранат, целясь в трансмиссию. Взрыв – и тупорылый «тигр», объятый языками пламени, остановился. Из распахнутого люка один за другим стали выскакивать вражеские танкисты в черных тлеющих комбинезонах. Мгновение – и в руках ефрейтора Фурсова заговорил его верный ППШ. Стреляя короткими очередями, Владимир уничтожил весь экипаж вражеской машины.

А кругом грохотали разрывы и трещали автоматные очереди. Дым от горящих «тигров» застилал все поле. Однако постепенно звуки боя стали смолкать – прорвать нашу оборону противнику так и не удалось.

Этот был первый бой сержанта Фурсова. За подбитый танк и уничтоженный командир отделения автоматчиков Владимир Фурсов получил высокую награду – орден Красного Звезды, который вместе с другими наградами украшает его парадный китель.

ТРЕВОЖНОЕ ДЕТСТВО И РАННЯЯ ЮНОСТЬ

А впервые живого врага пятнадцатилетний Володя увидел в сорок первом. Тогда неподалеку от его родного села Акимовка, что в Запорожье, в небе над Азовским морем потерпел аварию немецкий самолет-разведчик. Там наши бойцы при помощи местных рыбаков задержали двух вражеских летчиков.

– Вечером, когда красноармейцы везли пленных на полуторке через наше село, за машиной бежали пацаны, бросая в фашистов камни, что-то весело кричали вслед... – вспоминает Владимир Фурсов. – Тогда всем нам казалось, что война закончиться быстро – наши сумеют загнать фашистского зверя в его логово. Но все обернулось иначе.

Вскоре война снова дала о себе знать: уже в августе сорок первого стало известно: враг приближается к Запорожью. Началась массовая эвакуация.

– Пятого августа мой отец, работавший председателем сельсовета, привез всю нашу семью – маму, меня и двух моих братьев на станцию и посадил на поезд, идущий на восток.

Многое пришлось пережить парнишке вместе с другими беженцами. Поезд двигался под бомбежками и обстрелами вражеской авиации, подолгу простаивал на полустанках, а затем Володе и его близким и вовсе пришлось добираться до чеченского села Хасав Юрт пешком, в толпе других беженцев. В Баку, куда семья добралась поездом из Чечни, Володя оказался в больнице – в дороге заболел брюшным тифом, а затем еще и малярией. Двадцать суток пролежал на больничной койке без сознания, дважды санитары выносили его из палаты в коридор, как покойника, а наутро обнаруживали его живым! «Этот парень сто лет проживет!..» – сказал тогда кто-то из медиков. И как в воду глядел! Через два месяца выписался из больницы, и семья на пароходе отправилась через Каспий в город Красноводск, что в Туркмении, а оттуда поездом – в Чимкент. Здесь, в далеком Казахстане семья Фурсовых прожила почти год. Мама работала, дети помогали по хозяйству. Каждый день с волнением и болью собирались у репродуктора – слушали очередную сводку от Информбюро. Вести с фронта приходили тревожные – враг рвался к Волге. Однако после Сталинграда все круто изменилось. С радостью и надеждой ловили беженцы каждое слово диктора Левитана. В октябре 1943 года, когда Красная Армия освободила родное Запорожье, семья Фурсовых стала собираться домой. И снова – эшелон, вагон, дорога. Новый год встречали дома, на разрушенной врагом родной земле. А на следующий год в июне 1944 года Володю призвали в армию.

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ – ЛЕГКО В БОЮ!..

– Равняйсь! Смирно! Шагом марш! – слова этих команд хорошо знакомы ветерану, полковника в отставке Фурцева. Тогда, летом сорок четвертого он впервые услышал их, встав в армейский строй. Произошло это в городке Богодухов Харьковской области, в 52-м запасном стрелковом полку, где обучали военному делу новобранцев.

– В канун моего восемнадцатого дня рождения мы, вчерашние мальчишки-призывники приняли Военную присягу. – говорит Владимир Андреевич.

Потекли дни напряженных занятий. В течение двух месяцев бойцов учили стрелять из винтовок и автоматов, окапываться, метать гранаты, овладевали приемами рукопашного боя – колоть штыком и бить прикладом. Учеба шла под руководством опытных командиров, уже прошедших боевое крещение огнем на передовой линии фронта. У многих из них на груди можно было увидеть ордена и медали, а также нашивки за полученные ранения. Многому научился от них молодой боец. И, как оказалось, не зря. Уже в первых числах сентября сорок четвертого в учебном полку начали формировать маршевые роты для отправки бойцов на фронт. И не куда-нибудь, а в самое пекло – на Наревский плацдарм, где бойцы 358-го полка 136-й стрелковой дивизии закрепились на оборонительных позициях в районе польского города Сероцка. Именно здесь принял свой первый бой восемнадцатилетний сержант Владимир Фурсов.

НА ОГНЕННОМ РУБЕЖЕ

По словам бывалых бойцов полка, бои на Наревском плацдарме были самыми тяжелыми за все время войны. Два с половиной месяца держали оборону бойцы дивизии, сдерживая яростные атаки немцев.

– Никогда не забуду, как во время одной из таких атак у меня неожиданно заклинило мой ППШ. Немцы приближаются, а него видимо патрон наперекос пошел, то ли еще что приключилось. Разбирать некогда – пули над головой свистят! Пришлось взять в руки винтовку убитого товарища и вести огонь из нее. Вражеская пехота атаковала при поддержке трех самоходных орудий «Фердинанд». А у нас оставалась всего одна противотанковая пушка, из расчета которой остался всего один солдат – молодой русоволосый парень. И вот он-то один подбил из орудия все три немецких самоходки! Противник, явно не ожидавший такого отпора, поспешил отступить.

Многие из бойцов и офицеров были отмечены тогда орденами и медалями. Кстати, свой первый боевой орден за подбитый вражеский тигр Володя Фурсов, которому к тому времени уже присвоили звание младшего сержанта, получить в те горячие дни так и не смог. Как оказалось, «звездочек» в штабе на всех не хватило. Поэтому Владимиру вручили лишь наградное свидетельство, которое он носил в кармане гимнастерки до тех пор, пока награда не нашла своего героя.

Силы немцев были подорваны. А уже в январе сорок пятого наши войска начали наступление с плацдарма, с ходу овладев польскими городами Модлином и Торунью, которые немцы превратили в неприступные цитадели.

– И хотя война уже шла к концу, гитлеровцы сопротивлялись очень упорно. – вспоминает Владимир Андреевич. – Противник дрался с отчаянием обреченных. Бывало так, что за день нам удавалось продвинуться всего на один километр.

ОТ НАРЕВА ДО БЕРЛИНА

После Наревского плацдарма были новые бои, чередовавшиеся с короткими часами затишья. Особенно запомнилось Володе и форсирование реки Мертвая Висла, когда дивизияё в которой воевал сержант Владимир Фурсов, вместе с другими частями и подразделениями приняла участие в Восточно-Померанской операции. Тогда солдатам его отделения первым пришлось переправляться через реку на резиновых лодках под огнем врага, и, захватив плацдарм на вражеском берегу, удерживать его до подхода основных сил полка.

А в апреле сорок пятого ему и его солдатам пришлось штурмовать еще одну, как казалось бы на первый взгляд, непреодолимую водную преграду – реку Одер. Тогда форсированию реки предшествовала мощная артподготовка – на каждый километр данного участка фронта приходилось по 240 наших орудий, которые вели огонь по врагу, закрепившемуся на противоположном берегу. Артиллеристов поддерживали своим огнем «Катюши» и штурмовая авиация, которая к тому времени уже полностью господствовала в воздухе.

– Никогда не забуду, как целых два часа дрожала земля от непрерывных орудийных залпов. – говорит Владимир Андреевич. – От постоянного грохота закладывало уши.

Когда переправились через восточный рукав Одера, оказались в пойме, которую немцы затопили, открыв шлюзы плотины в городе Шецине. Мокрые, по пояс, а то и по горло в воде, наши бойцы под огнем противника к вечеру все же сумели выйти на берег, который был буквально усеян трупами вражеских солдат и офицеров.

– Едва успели просушиться во вражеских траншеях. – вспоминает ветеран. – К счастью, вскоре за нами переправились и полевые кухни. Согревались горячей кашей и, конечно же «наркомовскими ста граммами»...

А утром снова бой – противник предпринял отчаянную попытку вернуть потерянные позиции. Немцы контратаковали тогда по 12-13 раз за день, но дивизия стояла насмерть...

В последние дни войны Володя Фурцев и его товарищи участвовали в штурме северо-восточной части Берлина. А День Победы он и его товарищи по оружию встретили в городе Рерике, куда их обескровленную непрерывными боями дивизию отправили для пополнения.

– У нас тогда в полку из двух тысяч бойцов в строю осталось всего двести человек. – вспоминает ветеран. – Остальные либо убиты, либо ранены... Такой ценой досталась нам Победа!..

ИЗ ПЕХОТЫ – В ТАНКИСТЫ

После войны судьба сержанта-пехотинца Фурсова круто изменилась. 15 июня 1945 года его вызвали в штаб полка и предложили поступить в военное училище. Причем в танковое! «Ты был отличным пехотинцем, а теперь будешь отличным танкистом!» – пошутил тогда командир полка подполковник Нетбаев. И не ошибся! Через три года учебы в Ульяновском военном училище курсант Владимир Фурсов надел новенькие лейтенантские погоны. А потом были годы службы в танковых войсках – сначала в Польше, которую когда-то молодой сержант-пехотинец и его товарищи прошли с боями, освобождая от гитлеровской чумы. Служил в городе Гроссборне в должности командира взвода тяжелых танков ИС-3, затем – в Киевском военном округе в городе Черкассы, где без отрыва от службы окончил вечернюю школу и получил аттестат зрелости вместе с серебряной медалью!

А затем были 7 лет службы в Белоруссии, где подразделение командира танковой роты Фурсова не раз занимало первые места в дивизии по боевой и политической подготовке. 1966 год стал для лейтенанта Фурсова знаменательным. Его, как одного из лучших офицеров дивизии зачислили на учебу в Военную академию бронетанковых войск, которую он успешно окончил и был направлен в Казань. Так Владимир Андреевич оказался в нашем городе, где нес службу в должности командира батальона танкового Краснознаменного училища. В Казани он живет и поныне.

 

НА ПОРОГЕ ПРАЗДНИКА

Свою подругу жизни – молодую студентку Ульяновского пединститута Нину молодой красавец-курсант Володя высмотрел еще в годы учебы.

– В те годы все девушки мечтали выйти замуж за военного. – улыбаясь, вспоминает он. – Как шутили тогда: «Умру, но выйду замуж за курсанта!..». Я, к примеру, за тридцать лет службы ни разу не одевал штатский костюм – носил только форму...

Сегодня у ветерана две взрослые дочери. Старшая – Елена закончила институт культуры, вышла замуж, кстати, тоже за военного. Живет в Калининграде. Младшая – Валентина доцент КФУ, преподает в университете.

Всегда рады встрече с дедом-ветераном и его внуки. У Владимира Андреевича их трое.

И в нынешний семидесятый День Победы они вновь соберутся в квартире деда за праздничным столом, чтобы встретить любимый праздник и поздравить своего отца и деда, парадный китель которого украшает густые ряды орденов и медалей, полученных в боях за Родину.

Артем СУББОТКИН

источник:

Комментарии
Гость 15:15, 8 мая 2015
Владимир Андреевич, поздравляем с Великой Победой! Здоровья, долгих лет жизни!
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

10 августа