43 (998) в продаже с 26 ноября 16+

Почему 70 процентов семян овощей и пряностей, которыми торгуют в России, никогда не всходят

22 апреля 2015

В России сегодня, увы, раздолье для продажи некачественных семян, а «честные» - в дефиците. Соотношение на рынке любительского огородничества примерно 70 на 30, утверждает председатель общероссийской общественной организации «Садоводы России», первый заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Андрей Туманов.

И, извинившись за непатриотизм, замечает, что даже несмотря на то, что знакомые бизнесмены из этой сферы часто дарят ему семена «лучших сортов» и «по знакомству», всходит из отечественного семенного товара лишь половина. Зато некоторые даже просроченные импортные семена семилетней давности, припомнил Туманов, идут в рост безупречно.

По его словам, проблема комплексная - система селекции, семеноводства и контроля за реализацией семян в стране полностью разлажена. А где нет четких правил - там недобросовестная конкуренция. Абсолютно честные семеноводческие фирмы - первые кандидаты на банкротство, добавляет Туманов. Вот и мухлюют. Например, на пакетике с семенами указывают срок реализации - два года. Но при этом о дате сбора урожая семян умалчивается, хотя урожай может быть многолетней давности. «И таких хитростей много», - говорит Туманов. Если еще лет десять назад одного пакета семян с обычными, (не профессиональными гибридами) огородникам хватало на несколько лет, их были сотни, то теперь зачастую в пакете умещается по 5-10 семечек.

При этом уж очень откровенные жулики допускают пересортицу - смешивают по классам и срокам годности, «играют» с названиями несуществующих в природе семян . Что там внутри, непонятно. И хотя на каждом пакетике есть и описание, и фотография сорта, но не на каждом есть адреса производителей. Тем более если они фальшивые.

«Одно время с помощью фотошопа рекламировали по всей стране многолетнюю морковь, гибрид перца и помидоров, черную розу», - рассказывает Туманов. Неинформированные любители экзотики загорались и раскупали для разведения на участках вьющуюся землянику, шпинат-малину, древесные лилии. Впоследствии в лабораториях, которым Туманов сдавал на экспертизу «вьющиеся» семена, подтверждали, это степные сорняки или лебеда.

В правоохранительных органах, куда с официальными запросами обращался депутат, как правило, отмахивались, мол, борются с бандитами, а не с сорняками. «За 15 лет в стране не возбуждено ни одного уголовного дела по статье «мошенничество», - продолжает Туманов. Пострадавшие в суды о компенсации ущерба не обращаются. В Роспотребнадзор - тоже. Помогают сегодня, по его словам, обращения напрямую к губернаторам, из регионов которых по весне идет вал фальшивых семян. Белгород, Орел, Смоленск - оттуда мошенников уже вытеснили. Но и сегодня новые старые жулики на шаг впереди. Комфортно чувствуют себя при почтовой рассылке, на мелких рынках вдоль дорог.

К слову, прибыль на этом во многом теневом рынке с ежегодным оборотом в два миллиарда рублей некоторые эксперты сравнивают с незаконным оборотом наркотиков. Маржа достигает тысячи процентов, если в пакете сорняк.

Важная деталь. До 80 процентов семян овощей и цветов российских производителей сегодня, как ни парадоксально, родом из-за границы. От петрушки и редиски до клубней семенной картошки. С 90-х годов, когда семеноводство перестало получать привычную бюджетную поддержку, практически все традиционные для России семена российские крупные компании (а их около десяти) выращивают в странах с благоприятным климатом, готовой инфраструктурой, «прозрачными» земельными отношениями, высокопроизводительным и дешевым трудом - в Китае, Индии, Германии, Голландии, Бельгии. Делянкам в России уготованы гораздо худшие условия и большие регуляторные издержки, при которых трудно конкурировать с семенами, выращенными за рубежом.

Но как выяснилось, все это не от хорошей жизни. Вот что рассказал «РГ» первый вице-президент общероссийской общественной организации среднего и малого предпринимательства «ОПОРА России» Владислав Корочкин.

По его словам, сроки отгрузки, справки и другие административные барьеры составляют для российских компаний 10-20 процентов от стоимости партии. Для сравнения: за рубежом система мониторинга и фитосанитарии обходится для аналогичной партии в 100 евро. Такие условия убивают возможности конкурентной борьбы за потребителя, у которого нет национальности, считает Корочкин.

Понять проблемы бизнеса можно. Но зачем же плодить пустоцветы? Впрочем, по данным Корочкина, к примеру, показатель всхожести семян для Европы составляет 60 процентов на упаковку. Ведь семена - деликатный товар, говорит он, их качество во многом зависит от погодных условий, год на год не приходится. Портит посадки и некомпетентность огородников, зараженный грунт на участках. «Когда всхожесть ниже обычного, добросовестные компании на продажу выставляют семена с запасом», - защищает он коллег.

Вот и получается, что наши компании производят за границей семена, везут их оптом в Россию, ориентируясь на нормы всхожести, принятые в других странах. А фасуют в красивые пакетики семена уже другие - российские мелкие компании, индивидуальные предприниматели, просто случайные люди. Контроля за ними нет. И что они там нафасуют - никому неизвестно.

И с чем мы остались? Масштабы овощной семенной зависимости от импорта огромны, говорит глава Национального союза селекционеров и семеноводов Петр Юрков. По его словам, если зерновой генофонд в России все-таки удалось сохранить, и на семенах пшеницы, ржи или ячменя международная обстановка сказывается мало, то с овощами беда. Универсальные сорта семян, от укропа и пряностей до элитных клубней картофеля, пока, конечно, выгоднее выращивать и везти из Китая или из других стран, но в перспективе необходимо выводить на рынки свои сорта, производить семена по полному циклу, говорит Юрков. Пока в России только 3-4 семеноводческих компании занимаются прикладной наукой, селекцией, которая во всем мире коммерционализирована, а свои открытия иностранные селекционеры и агрономы патентуют, получая премии-роялти.

Возрождение овощеводческого семеноводства в России можно начинать и в рамках программ поддержки малых компаний. «Это малый бизнес в чистом виде», - говорит Корочкин. В Китае, по его словам, им занимаются несколько тысяч компаний, действует несколько сотен селекционных станций по выведению новых многоурожайных сортов баклажанов, огурцов томатов, дынь, арбузов, редиса, причем под свой климат, под традиции и вкусы нации. В России селекция семян по-прежнему сосредоточена на государственных станциях и финансируется за счет госбюджета.

По его словам, тезис о том, что без избытка семян не может быть продовольственной безопасности страны, особенно обострился в этом году, а государственная политика по восстановлению отрасли сегодня актуальна как никогда. Если в этом году рынок семян спасли от резкого подорожания старые запасы, то в будущем цены вырастут. При этом за границей будут закупать более дешевые и менее продуктивные сорта семян, ниже по вкусовым качествам и хранению.

Что касается регулирования и контроля за оборотом в России качественных семян овощных и цветочных культур, не говоря уже о продукции, предназначенной для «хобби-рынка», то, как правило, в мире рынок регулируется союзами и ассоциациями компаний через общие требования к маркировке и упаковке, подчеркивает Корочкин.

Иногда, как это сделано в Европе, устанавливаются минимально необходимые требования к продукции, а затем проводят ее выборочный государственный контроль и надзор.

«Никто кроме самого производителя не способен принять на себя ответственность за реальное качество семян», - заключает Корочкин.

Татьяна Зыкова
«Российская газета» -
Федеральный выпуск №6656 (85)
 

источник:

Комментарии
Добавить комментарий    
Здравствуйте, Гость

26 ноября

Опрос
Как Вы относитесь к повышению пенсионного возраста ?